делириум
настенькин мир
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

делириумПерейти на страницу: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | следующуюСледующая »


. стив рыцарь 

­­
­­
­­
вторник, 13 февраля 2018 г.
стив рыцарь 16:55:36
Запись только для меня.
вторник, 10 октября 2017 г.
стив рыцарь 18:56:01
Запись только для меня.
четверг, 14 сентября 2017 г.
стив рыцарь 13:30:57
Запись только для друзей.
вторник, 5 сентября 2017 г.
стив рыцарь 16:35:24
Запись только для меня.
среда, 5 июля 2017 г.
4: интроверсия стив рыцарь 12:32:09
так старалась, что слишком увлеклась

­­

Подробнее…
День был в самом разгаре — в этом году Джеймс решил дать себе отоспаться в первую субботу сентября — когда они с Доминик вышли из замка и двинулись в направлении квиддичного поля. Солнце светило, но не было жарким, хотя и немного ослепляло, и Джеймсу казалось, что более удачного момента для отборочных испытаний в команду не найти. Солнце не доставит сильного дискомфорта претендентам, но позволит показать свою выносливость. На его губах расплылась улыбка.
— Чего это ты такой довольный? — с усмешкой заметила Доминик. Она шла по левую руку от Джеймса, часто перебирая ногами, чтобы поспеть за ним. Самого Джеймса это очень забавляло, а потому он не сбавлял темп и только шире улыбался. — Если ты надеешься, что в этот раз на отбор придет так же много девчонок, как в прошлом году, смею тебя разочаровать. Думаю, теперь они тебя боятся.
Джеймса нисколько не смутило её замечание, он лишь покачал головой. Вспоминая прошлогодний отбор в команду, — Джеймс тогда только-только получил значок капитана — он не испытывал ни капли смущения из-за того, как поступил. Он до сих пор не понимал, на что надеялись все те люди (а особенно девчонки), которые пришли на отбор, совершенно не имея представления о том, как сидеть на метле, или не зная правил квиддича. Будучи в команде не первый год, он наблюдал за чем-то подобным и на предыдущих испытаниях, но никогда не видел, чтобы на поле было такое количество идиотов. Чтобы не дискредитировать себя как капитана, Джеймс не придумал ничего лучше, чем обрушить на виновников очень громкую и очень пламенную речь, обилующую неприятными и даже непристойными эпитетами. Подобное произвело впечатление абсолютно на всех, заставив некоторых девочек даже разреветься и убежать с поля. Но Джеймс был непоколебим: осознав, что на поле осталось не так уж и много человек, он почувствовал заметное облегчение и продолжил отбор, несмотря на то, что оставшиеся ребята уже не чувствовали себя так уверенно, как прежде. Зато этот эпизод очень сильно повеселил остальных участников команды. После этого случая Доминик и Роза не упускали возможности намекнуть Джеймсу на его вспыльчивость и напомнить о его способности отгонять от себя девчонок. В тот день Джеймс выбрал на место охотника тогда еще третьекурсника Дэя Патила — быстрого и отличного командного игрока, а на место ловца своего брата Альбуса, показавшего лучший результат. Впоследствии он ни разу не пожалел о своем выборе, а потому предпочитал считать, что поступил правильно, так грубо разогнав мешающих ему людей.
— Оно даже к лучшему, — просто ответил Джеймс, не обращая внимание на смешки Доминик. Практика показывала, что в таких ситуациях лучше вести себя как можно более серьезно, только так сестра теряла интерес к нападениям подобного рода. — Ты же знаешь, квиддич – это серьезно!
Он не смотрел на Доминик, но готов был поспорить, что в этот момент она закатила глаза.
— Дже-е-ймс, — лишь жалобно протянула она и слегка ударилась головой о его плечо, удивительным образом сумев сделать это на ходу.
Оставшуюся часть пути Джеймс в основном молчал — говорила Доминик. Находясь в чересчур хорошем настроении, она пыталась рассказать какую-то историю, но в процессе повествования появлялось всё больше деталей, заслуживающих отдельных ремарок, и к тому моменту, как они оказались у раздевалки, Доминик едва ли добралась до середины.
Вся действующая команда была в сборе, а, проходя мимо поля, Джеймс заметил несколько человек, уже пришедших на отбор. На входе в раздевалку к ним подбежала Роза с трагичным выражением лица.
— Джеймс… — серьезно начала она. — Дело в том, что… девчонки не пришли.
На последних словах она переглянулась с Доминик, и обе кузины весело рассмеялись.
Джеймс покачал головой, изо всех сил стараясь не расплыться в улыбке, и, чуть отодвинув Розу в сторону, прошел в раздевалку. Там его ждала мужская часть команды: однокурсник Джеймса Адам Вуд — крупный широкоплечий загонщик, напарник Доминик, он был ровно в два раза больше её, но странным образом идеально с ней сыгрался; младший брат Альбус — ловец, худой и высокий, выше старшего брата на полголовы; и Дэй Патил — веселый смуглокожий охотник, самый младший в команде он перешел только на четвертый курс.
— Не терпится поиграть? — воодушевленно произнес Дэй, заметив Джеймса. Сам он по виду был уже полон энтузиазма.
Джеймс лишь усмехнулся в ответ, обмениваясь с парнями командными приветствиями. Сменив обычную мантию на мантию капитана, он вслед за командой вышел на поле.
Погода оставалась всё такой же хорошей, солнце стояло в зените, ветра не было. Джеймс окинул быстрым взглядом немногочисленных собравшихся и расплылся в улыбке. Настроение было настолько хорошим, что хотелось рассмеяться.
Роза оказалась права, девочек практически не было, исключение составляли только двое: короткостриженая пятикурсница грубоватого вида по очевидным причинам не вошла в «девчонок» Розы, а другой была Лили. Как и ожидал Джеймс, сестра и в этот раз не упустила возможности попробовать попасть в команду, и теперь стояла в первом ряду, маленькая и сосредоточенная.
Чтобы дать претендентам время собраться и показать себя, Джеймс решил устроить тренировочный матч. Назначив Альбуса и Розу вратарями противоположных команд, а остальных сокомандников – загонщиками, он разделил претендентов по четыре в команду на роли охотников. Едва ли такой расклад мог считаться полноценным матчем: охотников было больше, чем необходимо, а ловцов и вовсе не было, но настроение Джеймса было слишком хорошим, и идея такой игры показалась ему как никогда разумной. Проанализировав ситуацию, он пошел дальше и дал загонщикам команду запускать бладжеры во всех охотников без разбора. Сам Джеймс отлетел чуть в сторону и наблюдал за игрой со стороны, параллельно выполняя обязанности судьи.
Подобный вид игры не особо устраивал Розу и Альбуса, так как им приходилось занимать непривычные для них позиции и делать это со всей серьезностью, чтобы Джеймс мог сделать правильный выбор. Зато Адам, Дэй и Доминик выглядели счастливыми, последняя иногда даже чересчур громко выражала эмоции радости от того, что направленный ей бладжер создавал панику в ряду пока еще не состоявшихся охотников. Глядя на всё это со стороны, Джеймс разрывался между тем, чтобы сделать замечание сестре и тем, чтобы тоже взять биту и составить ей компанию.
Матч проходил неплохо, хоть и сумбурно, и спустя час Джеймс уже выделил нескольких фаворитов. Среди них странным образом оказалась и Лили, которой удалось закинуть аж два квоффла в кольца Альбуса. Джеймс признавал, что глупо с его стороны было ставить сестру в нападение к брату, и что Доминик, такая агрессивная с другими, практически не направляла бладжера в сторону Лили (но это было скорее потому, что та ей казалась слишком маленькой и хрупкой, нежели из каких-то сестринских чувств). Тем не менее он решил, что она точно не хуже другой девчонки и некоторых других парней, которые проигрывали ей по скорости и маневренности, хоть и внушали гораздо большее доверие своим видом.
Также проблемой было то, что другим, кого выделил Джеймс, стал Фред. Так и представляя, какой скандал поднимется, когда окажется, что среди лучших он выбрал в том числе своих сестру и брата, Джеймс отвлекся от происходящего на поле и заметил на трибунах взрослого мужчину. С расстояния он не мог достаточно хорошо рассмотреть его, но мог точно сказать, что он был ему не знаком. Мужчина сидел на одном из верхних рядов трибуны, внимательно наблюдая за происходящим на поле, и, как показалось Джеймсу, за ним самим.
Спустя еще полчаса Джеймс остановил игру. То, что происходило на поле, стало больше походить на какое-то представление, а игроки уже выглядели порядком уставшими. Дав команду всем спуститься вниз, Джеймс сделал глубокий вдох. Он старался быть объективным и составил в голове мысленную таблицу с успехами каждого из претендентов, чтобы не судить только по общему впечатлению, но, даже учитывая это, Лили все равно оставалась в верхней половине таблицы, а Фред и вовсе занимал одну из лидирующих позиций. Также Джеймса немного напрягало присутствие на трибуне странного мужчины. Даже стараясь сосредоточиться на своих обязанностях, Джеймс всё равно непроизвольно время от времени косился в сторону трибун. Видимо заметив это, Доминик подошла ближе к брату и зашептала:
— Тоже боишься, что это чей-то отец пришел поболеть за ребенка и оценить твой непредвзятый выбор? — Она хмыкнула. — Роза и Адам за Фреда. Ал за Клинта, а Дэй хочет Лили в команду. А я… промолчу. Так что, сделай правильный выбор или… — она вновь кинула взгляд на трибуну, — …умри.
Последние слова Доминик прозвучали почти зловеще, если бы не её веселый смех, который последовал после. Джеймс тоже заулыбался, хотя шутка сестры и не сбавила напряжения, в котором он находился.
Когда все игроки оказались на земле, Джеймс без лишних прелюдий произнес:
— Лучшие результаты показали Фред, Клинт и Лили. Остальным спасибо за попытку.
Придавая своему лицу как можно более уверенное и авторитетное выражение, он посмотрел на каждого из студентов, которых так просто отверг, готовый выслушать недовольные речи. Но их странным образом не последовало. Лишь один парень покачал головой и раздраженно бросил: «Да неужели!» прежде, чем покинуть поле. Казалось, остальные четверо были даже рады, что снова обрели свободу.
— Теперь на воротах буду я, — немного расслабившись проговорил Джеймс, когда оставшиеся три человека — утомленная, но не сдающаяся Лили, воодушевленный и будто бы совсем не устающий Фред, и воинственный шестикурсник Клинт Вэйн — окружили его. — Играть будем как прежде, только теперь Роза, Дэй и Альбус будут охотниками-соперниками, и будут отбирать у вас квоффл. Ваша задача: показать слаженную игру и, конечно, забросить как можно больше мячей.
Поднявшись в воздух, Джеймс снова бросил взгляд на трибуну: мужчина всё еще был там. Следуя предположению Доминик, это мог оказаться только отец Клинта, или… Джеймсу не приходило в голову, зачем еще незнакомому человеку было наблюдать за отбором в команду. Когда все оказались в воздухе, он дал команду начинать.
Как показалось Джеймсу, следующие полтора часа прошли гораздо интереснее, потому что он и сам был вовлечен в игру и у него не было возможности отвлекаться на какие-либо посторонние мысли. Охотники играли хорошо, за исключением некоторых моментов, когда они вспоминали, что на самом деле являются конкурентами. Клинт всё пытался сделать сам, а особенно когда был близко к кольцам. Глядя на тактику Клинта, Фред тоже начал использовать некоторую хитрость. Практически вся его распасовка ограничивалась Лили, которая из-за некоторой неуверенности предпочитала отдать квоффл кому-то из ребят, нежели самой забросить в кольцо. Таким образом почти все мячи, что были заброшены за это время, оказались заброшены именно Клинтом и Фредом, зато Лили показала себя прекрасным командным игроком. Джеймс снова остановил игру.
— Достаточно с игрой, теперь последний этап. По пятнадцать попыток забросить квоффл в кольца для каждого.
Джеймс снова встал на кольца, позволив остальной команде наконец отдохнуть. Он испытывал смешанные чувства по поводу игры. С одной стороны, его раздражала как принципиальность Фреда и Клинта, не позволившая им играть нормально за одну команду, так и нерешительность Лили, из-за которой та не смогла показать весь свой потенциал. С другой стороны, Джеймс понимал, почему Фред и Клинт вели себя подобным образом, и даже думал о том, что этот дух соперничества может помочь им в настоящей игре. Другие охотники команды — Роза и Дэй — продолжали отстаивать каждого из своих фаворитов, потому Джеймс решил перейти к завершающему соревнованию.
Первым перед кольцами встал Фред. Смуглый, кудрявый и очень высокий, он широко улыбался, не показывая и капли напряжения. Каждый квоффл, заброшенный им в кольцо, он сопровождал веселым вскриком, что не оставляло равнодушными Доминик и Розу, которые тут же ему вторили. Неудачи же Фред игнорировал, стараясь как можно скорее вернуть себе мяч, чтобы попытаться забросить его снова. Когда его попытки закончились, перед Джеймсом и кольцами оказалась Лили. Испуганная результатами, которые показал кузен, она всё же старалась скрыть это: её лицо было серьезным и спокойным, волнение выдавало лишь древко метлы, чуть подрагивающее, когда она вцеплялась в него пальцами. Тем не менее ей всё же удалось забросить три мяча, последний из которых Джеймс (хотя и всячески не хотел себе в этом признаваться) подарил ей, не вовремя кинув очередной взгляд на трибуну. Мужчина всё еще сидел там.
Когда настала очередь Клинта, все заметно утомились, а солнце уже не светило так ярко и начало опускаться. Сам Клинт выглядел довольно уверенно и смотрел на Джеймса со странным выражением, которое тот определил, как раздражение. Это в некотором роде сбило его с толку, или он сам себя в этом убедил, потому что первые три мяча Клинт забросил точно в центральное кольцо, от которого Джеймс в эти моменты находился не так уж и далеко. Однако следующие несколько попыток оказались неудачными, и Джеймс поймал себя на мысли, что злорадствует, глядя на то, как меняется выражение лица Клинта. В следующие полчаса игра приобрела странный оборот. Если, защищая кольца от Фреда и Лили Джеймс, хоть и делал это добросовестно, думал только о том, чтобы увидеть всё, на что они способны; то теперь, когда перед кольцами был раздраженный Клинт, он почувствовал настоящий сопернический дух и не мог себе позволить уступить. Тем не менее ему всё же удалось пропустить еще два мяча, что приближало соперника к результату Фреда. Не отдавая отчет своим мыслям, Джеймс уже ассоциировал результаты кузена со своей командой, а потому не собирался дать Клинту обыграть его. Когда после последней неудачной попытки Клинта зрители зашумели, Джеймс вдруг осознал всю абсурдность своих мыслей и ему даже стало стыдно. Не глядя больше на последнего из претендентов, он полетел к земле, и за ним последовали остальные.
— Ты нормальный? — без обиняков первым делом зашипела Доминик, приземлившись рядом с Джеймсом. — У тебя было дьявольски сосредоточенное и раздраженное лицо, ты хотел его убить? Ты в порядке?
Последний вопрос прозвучал без насмешки, и Джеймс действительно задумался, в порядке ли он. Но всё, чем он смог ответить кузине — это пожать плечами, потому что вокруг них уже собирались остальные.
С одной стороны Джеймс понимал, что прежде, чем принять решение, стоит снова узнать мнение остальной команды. С другой же, вспомнив то, что только что произошло, становилось очевидным, что Фред уже косвенно, но стал новым членом команды. Сделав глубокий выдох, Джеймс заговорил:
— Всё было хорошо. Ты, Лили, прекрасно играешь в команде, но тебе нужно потренировать броски в кольца. — Взглянув на сестру, Джеймс понял, что она если и расстроилась, то его слова для нее всё равно не стали неожиданностью. Он перевел взгляд на Клинта, но не смог выдавить из себя ни слова похвалы, а потому просто произнес: — Фред забросил больше мячей, он новый охотник.
Кузен издал уже знакомый победный крик, другие тоже зашумели и принялись его поздравлять. Джеймс снова взглянул на Клинта. Тот лишь развил руками и спокойно произнес: «Ладно». И это снова сбивало с толку. От него Джеймс совершенно точно ожидал обвинений в подсуживании родственникам, и ему стало даже неудобно оттого, что Клинт стал выглядеть таким расстроенным.
— Не переживайте, — сам удивленный, что делает это, произнес Джеймс, глядя в основном на Лили, но обращаясь ко обоим, — на следующих год освободятся как минимум места вратаря и загонщика, — «или загонщиков», подумал он про себя, вспоминая об их с Доминик и Алисой планах. — Вы сможете попробовать играть за них.
Лили добродушно улыбнулась брату, хотя и продолжала выглядеть грустной и уставшей. Клинт же покачал головой.
— Нет, это не вариант, я всегда хотел быть охотником, — спокойно проговорил он. — А следующий год у меня последний.
Джеймс не нашел, что на это ответить. Можно было бы сказать, что есть шанс, что новый капитан решит обновить всю команду, но, объективно, едва ли такое могло произойти. Кого бы ни выбрали на роль нового капитана, скорее всего он предпочтет старую слаженную команду с небольшими изменениями, нежели совершенно новых игроков.
— Не беда, я всё равно хотел на место загонщика. Ты сможешь попробоваться на роль охотника, — послышался веселый голос Фреда. Он перевел взгляд на Лили и добавил: — И ты, сестренка, конечно тоже.
— Ты хочешь в загонщики? — недоверчиво произнес Адам Вуд, скептически окидывая Фреда взглядом.
Тот снова заулыбался.
— Конечно, — он вмиг оказался рядом с Доминик и подпер свой локоть её плечом. — После того, как Дом выбила с метлы этого зазнайку Огдена на прошлом матче, она мой кумир. Из нас выйдет неплохой тандем.
Все замаялись, и Джеймс тоже не смог удержаться от улыбки, вспоминая майский матч с Рейвенкло, который оказался также матчем за кубок школы. Они опережали команду Рейвенкло всего на десять очков, когда ловец команды-соперника заметил снитч. Вместе с Альбусом они летели с разных концов поля, и второй заметно отставал. Тогда на помощь команде пришла Доминик, направив бладжер через всё поле точно в голову ловцу Рейвенкло, сбив того с курса и позволив Альбусу поймать победный снитч. И вряд ли бы эта история была настолько запоминающейся для многих, если бы не факт, что Доминик на тот момент почти год как встречалась с этим самым ловцом Рейвенкло — семикурсником Джейденом Огденом. В тот момент она решила как исход игры, так и исход своих отношений.
Тем не менее, сейчас Доминик не выглядела расстроенной по этому поводу и смеялась вместе со всеми.
— Всё ради команды, — надуманно серьезно произнесла она, глядя точно в глаза Джеймсу и приложив руку к сердцу.
Оставив команду продолжать обсуждать возможные дальнейшие перспективы, Джеймс первым пошел в раздевалку. Он вспомнил, что договаривался с Алисой пойти на собрание по внеклассным занятиям, которое утраивал Невилл. Если Алиса выбрала эти занятия только чтобы поддержать отца (растениями она никогда сильно не увлекалась), то Джеймс сделал это ради возможности воспользоваться теплицами и оставить там свои кактусы. Также ему казалось интересным предложить Невиллу заниматься магловскими растениями.
В стороне от раздевалки Джеймс заметил фигуру того самого мужчины с трибуны и вдруг осознал, что за последние полчаса ни разу не вспомнил о нём. Приближаясь, он всё больше убеждался, что мужчина смотрит на него, и, очевидно, ждет именно его. Больше недоуменный, чем взволнованный, Джеймс подошел к нему.
— Вы — Джеймс Поттер? — без каких-либо предварительных приветствий и больше утвердительно, чем вопросительно, произнес мужчина.
Джеймс кивнул.
Стараясь быть осторожным, он всё равно поймал себя на мысли, что мужчина ему импонирует. Он выглядел не сильно старше отца Джеймса, был высоким, а за недешевой мантией прослеживалось спортивное телосложение. А еще он открыто улыбался.
— Меня зовут Оливер Вуд, и я являюсь представителем квиддичной команды «Паддлмир Юнайтед», — спокойно и всё с той же улыбкой продолжил мужчина. — Слышали о такой?
Джеймсу захотелось рассмеяться.
— Конечно, — едва скрывая эмоций, ответил он, пожимая протянутую Оливером Вудом руку. Казалось, что это какая-то шутка.
— Отлично! — с энтузиазмом отреагировал мужчина. — Мы время от времени наблюдаем за командами Хогвартса, и с прошлого года нас заинтересовали несколько игроков, среди которых оказались вы. Я не имею права предлагать вам место в команде сейчас, но, если вы, Джеймс, продемонстрируете хорошую игру как вратарь и как капитан на ближайшем матче, это вам гарантирует как минимум место в запасе.
— Я – в «Паддлмир Юнайдет»? — отрешенно переспросил Джеймс.
Эти слова были настолько удивительными, что Джеймс боялся верить в их правдивость. Тем более сам Оливер Вуд выглядел едва ли менее восторженным, чем ощущал себя Джеймс. Несмотря на свой представительный вид, мужчина не скрывал радости от того, что объявляет такую новость.
Джеймс никогда не представлял себя игроком серьезной квиддичной команды, да и вообще не задумывался о квиддиче, как о карьере. За последний год кем только он себя ни представлял, но никак не мог определиться, а потому планировал сдавать семь ЖАБА по всем интересующим его предметам, чтобы точно ничего не упустить. Но квиддич? Квиддич тоже его интересовал, но никогда не воспринимался иначе, чем хобби. И теперь Джеймс не мог понять, почему.
Внезапно он представил себя на метле, высоко в воздухе, на фоне полных болельщиков трибун, оформленных цветами команд. И это были не команды факультетов, это были серьезные команды профессиональных игроков, это был Чемпионат. От улыбки у Джеймса свело челюсть, и ему внезапно стало стыдно за то, что такие банальные картины кажутся ему настолько притягательными.
— Конечно, — ответил Оливер Вуд. — В Британии не так много хороших игроков, а тем более вратарей.
— Я никогда не рассматривал квиддич как то, чем я буду заниматься после Хогвартса, — признался Джеймс.
Оливер Вуд понимающе кивнул.
— Ну, теперь у вас будет время подумать об этом, а после ближайшего матча мы сможем обсудить уже новые детали. — Он внимательно посмотрел на воодушевленного Джеймса, который в этот момент был согласен абсолютно на всё. — В таком случае, до встречи, мистер Поттер, — попрощался Оливер Вуд, уже собираясь уйти, но внезапно остановился и улыбнулся: — И да, если будет возможность, передайте «привет» своему отцу.
С этими словами он снова протянул руку Джеймсу, а после развернулся и ушел. Джеймс еще некоторое время неподвижно стоял и смотрел вслед Оливеру Вуду, стараясь осознать, что только что произошло, и что ему теперь с этим делать.
Внезапно за его спиной послышался укоризненный голос:
— Ты еще не переоделся?!
Джеймс резко обернулся и увидел Алису. В маленьком голубом платье и накинутой поверх мантии, она шла ему навстречу, быстро перебирая голыми ногами и сердито нахмурив брови. В первую секунду это зрелище показалось ему невероятно очаровательным, но потом Джеймс заметил выражение лица подруги.
Джеймс приветственно махнул рукой, после чего, пользуясь расстоянием в несколько метров, что всё еще были между ними, со всех ног понесся в мужскую раздевалку. За его спиной Алиса сердито зарычала и кинулась ему вслед.
Перескочив порог, Джеймс быстро вытащил волшебную палочку и наложил чары на дверной проем. Буквально через несколько секунд Алиса была уже рядом и, заметив манипуляции Джеймса с палочкой и проемом, резко затормозила.
— Дже-е-ймс, — жалобно заныла она, прислонившись к стене. — Ты идиот? Выходи, мы уже опаздываем.
Джеймс ничего не ответил, продолжая с удовлетворением наблюдать, как Алиса возмущенно провожает взглядом Дэя, который без усилий преодолел наколдованный барьер. Сердито покачав головой, она бросила на Джеймса последний предупреждающий взгляд, после чего развернулась и сделала несколько шагов от раздевалки. Вынужденный поддаться на блеф, Джеймс быстро скинул спортивную мантию, схватил повседневную и выбежал из раздевалки вслед за подругой.
За всей этой внезапной суматохой он совсем забыл о разговоре с Оливером Вудом, и только теперь, оказавшись рядом с уже успокоившейся Алисой, он вдруг понял, что очень хочет этим с ней поделиться. Несмотря на то, что Алиса уже не рычала и не хмурилась, он всё равно не знал, с чего начать, и это было практически впервые за всё время их дружбы.
— Доминик сказала, Фред будет новым охотником, — заговорила она. — Ты уже готов к письму из Визенгамота?
Джеймс вопросительно посмотрел подругу, всё еще отвлеченный на свои мысли.
Алиса вздернула бровью, давая понять, что разочарована его недогадливостью.
— На тебя подадут в суд за то, что Поттеры-Уизли узурпировали квиддич! — засмеялась она. — Пятеро из семи. Это вообще законно?
С пару секунд Джеймс еще смотрел на Алису, продолжая идти, но внезапно остановился и рассмеялся. Удивленный тому, что не сразу понял шутку подруги, он вдруг осознал, что эта шутка прекрасно дополняет все его мысли во время отборочных испытаний, которые из-за последующего разговора с Оливером Вудом, длившегося не более нескольких минут, теперь казались уже далекими.
Алиса тоже остановилась и, с весельем глядя друга, покачала головой. В следующее мгновение она бросила взгляд на что-то за спиной у Джеймса.
Джеймс тоже развернулся и заметил Дэя, с широкой улыбкой и метлой наперевес приближающегося к ним.
— Я уже думал, что не догоню вас, — заговорил он, подходя ближе. Заметив выражение лица всё еще продолжавшего глупо улыбаться Джеймса, Дэй добавил: — Всё в порядке?
Алиса закатила глаза и, развернувшись, пошла дальше, жестом руки давая понять, что ждет от парней того же.
— Всё в порядке, Джеймс просто хочет меня позлить, зная, что мы опаздываем, — объяснила она Дэю.
Джеймс пробормотал что-то протестующее, сам толком не понимая, что с ним происходит. Мысли в голове спутались, но в этот момент всё происходящее казалось ему невероятно веселым и радовало его.
— Куда вы торопитесь? — перебегая взглядом от Алисы к Джеймсу спросил Дэй.
— Факультатив Невилла, — ответил чуть успокоившийся Джеймс. — Первое занятие – решим, чем будем заниматься.
— Наверняка растениями? — Выражение лица Дэя стало задумчивым. — Я хотел пойти к профессору Люпину, но вдруг он захочет заниматься оригами? Я, наверное, лучше пойду с вами.
Алиса захихикала, да и Джеймс не смог сдержать улыбки, представив Тедди, скручивающего пергамент. Вслед за этим видением пришло осознание, что он даже не задумывался о том, чтобы пойти на факультатив к Тедди. Перебирая в голове преподавателей и деятельность, которой они могли бы заниматься факультативно, он совсем забыл о нём, и теперь не мог понять почему. Но, в любом случае, условием факультативных занятий для учеников была принадлежность хотя бы к одному из них, и это не исключало возможности посещения нескольких. Пролистывая в голове своё насыщенное расписание на этот год, Джеймс решил, что обязательно найдет время и для факультатива Тедди, если он его заинтересует.
Пока он был погружен в свои мысли, Алиса и Дэй снова заговорили о квиддиче и отборочных, что вернуло Джеймса к мыслям о том, что сказал ему Оливер Вуд. Желание рассказать Алисе об этом никуда не пропало, но он не мог это сделать при Дэе. Было бы глупым делиться подобной информацией со всеми подряд, когда еще не было никаких гарантий. Да и Джеймс не до конца понимал, хочет ли он заниматься квиддичем на профессиональном уровне. Тем не менее, то, что сказал Оливер Вуд, звучало заманчиво и, очевидно, Джеймсу льстило, что он привлек внимание такой команды.
Он посмотрела на Алису, что-то оживленно обсуждающую с Дэем, и вдруг осознал, что подобная перспектива никак не может вписываться в их совместные планы. Даже если он покажет хороший результат в предстоящем матче, совершенно точно его никто не будет ждать целый год, пока они будут путешествовать. Джеймсу стало совестно, что он не подумал об этом раньше. Становилось очевидным, что, если он расскажет обо всем Алисе, она, хоть и искренне за него обрадуется, сразу вспомнит о путешествии и спросит об этом. А Джеймс… он не знал, что на это ответить. В конечном счете, еще не было ничего известно точно, а путешествие предложил он сам, и они уже много об этом говорили. Не было смысла давать понять девочкам, что он может легко променять их планы на карьеру, о которой даже никогда не задумывался. А тем более, если эти перспективы были еще совсем неточными.
Разрываемый этими мучительными мыслями, Джеймс решил, что не будет никому ничего рассказывать, пока не примет окончательное решение. И расскажет, только если это решение окажется в пользу квиддича.

Когда они с Алисой возвращались в замок из теплиц, в которых проходило занятие Невилла, мысли о квиддиче уже не так сильно беспокоили Джеймса. Всё произошедшее всего несколько часов назад казалось ему уже событиями недельной давности, а голову теперь занимало желание поскорее перенести свои кактусы в теплицу. Алиса, заметившая воодушевление друга, и догадывающаяся о причинах этого, лишь тихо фыркала, наблюдая за ним.
Распрощавшись с Алисой на первом этаже, Джеймс поднялся в гостиную Гриффиндора. Был уже поздний час, но гостиная была забита студентами, и Доминик была среди них. Она сидела на диванчике с книгой в руках, но, очевидно, была совсем в ней не заинтересована, воодушевленно переговариваясь с сидящим рядом Адамом, время от времени толкая того локтем в бок и хихикая. Решив не мешать этой странной идиллии, Джеймс поднялся в комнату и принял душ. Когда он снова спустился в гостиную, Доминик там уже не было, да и остальных студентов стало гораздо меньше. Несмотря на комендантский час, Джеймс был уверен, что Доминик бесполезно искать в спальне, потому решил подождать её и лег на диван, который всего полчаса назад занимала она с Адамом, и взял книгу, которую та оставила на столике подле.
Присмотревшись к обложке, Джеймс понял, что это вовсе не та книга, что он подарил сестре, и факт того, что у нее могут быть еще какие-то книги, немного его озадачил. С другой стороны, почему бы и нет? Хотя «Концентрация Магии» и звучало практически как название для бульварного романа, сама книга выглядела довольно серьезно, и Джеймс перелистнул несколько страниц.
Печать на форзаце, свидетельствующая о том, что книга принадлежит Хогвартской библиотеке, сразу ответила на некоторые вопросы Джеймса, но листая дальше, он удивлялся всё больше. Книга состояла из подробного описания и объяснения того, как происходит взаимодействие мага с волшебными предметами. Особенное внимание было уделено волшебной палочке и метле, как самым распространенным предметам преобразования магии волшебника. Последняя глава книги была самой скромной и описывала несколько приемов тренировки применения магии без предметного посредника. Именно там Джеймс и нашел некоторое подобие закладки в виде реферата Доминик по Трансфигурации, оцененного на такое скверное «У». Подобное открытие вызывало у Джеймса смешанные чувства. С одной стороны, его всегда раздражала несерьезность кузины, когда они собирались втроем, чтобы тренироваться в применении магии без палочек. С другой же, теперь, когда Джеймс нашел у нее эту книгу, его не покидало чувство, что его обманули.
Стараясь избавиться от этих мыслей, он открыл самое начало книги и принялся читать.
Разбудил Джеймса внезапный шум. Раскрыв глаза, он недоуменно окинул взглядом диван, на котором лежал и книгу, раскрытую у него на груди. Шум, который оказался скандальным шипением, не прекратился, и Джеймсу пришлось подняться на локтях, чтобы рассмотреть происходившее.
Гостиная была практически пуста, что говорило о том, что уже далеко за полночь. Единственными людьми, помимо Джеймса, оказались гневно и громко шептавшая какие-то ругательства Молли и смотрящая на нее со странным выражением лица Доминик. Заметив, наконец, Джеймса, первая стрельнула в него злобным взглядом, после чего развернулась и бросилась к лестнице в спальни. Доминик и Джеймс переглянулись.
— Почему она так злится? — недоуменно поинтересовался он, наблюдая как сестра, перелезая через спинку дивана, садится рядом.
— Да там… — Доминик развела руками. — Тебя не было, а мне захотелось есть. Адам ушел спать, до комендантского часа оставались считанные минуты… не пойду же я одна? — Джеймс проигнорировал этот вопрос, прекрасно понимая, что Доминик совсем не хочет слышать ответа. Она закусила губу и продолжила: — Пришлось придумать для Молли историю, что МакГонагалл забыла заколдовать доспехи на первом этаже, и они по ночам гуляют по замку. Ну, ты знаешь, она сразу захотела доложить об этом, а перед этим, конечно убедиться… Тогда я и сказала, что сначала обязательно надо зайти на кухню. Но кто же знал, что Вэнс-Визерс тоже любит ночью поесть!
Джеймс заулыбался, изо всех сил стараясь не засмеяться, представив это кухонное столкновение.
— И что теперь? — поинтересовался он.
— Отработка. — Доминик поморщилась, но почти сразу её лицо переменилось, и она хихикнула: — Молли никогда не была на отработках.
— Тебя совсем не мучает совесть? — с усмешкой спросил Джеймс, прекрасно зная ответ.
Доминик воинственно прищурилась и покачала головой.
— А нечего было мне доверять! Сама виновата, что подалась на провокацию.
Джеймс согласно кивнул. В следующий момент взгляд Доминик упал на книгу, которая лежала на коленях у брата.
— Эй, это я её взяла в библиотеке!
Джеймс приподнял бровь и вопросительно посмотрел на сестру.
— Неужели? Не замечал, что бы ты проявляла такую заинтересованность в прошлом.
В ответ на это Доминик лишь скорчила отвратительную гримасу. Джеймс усмехнулся.
— Хорошо, — спустя несколько минут вдруг миролюбиво заключила она. — Я всё равно не усну голодная. Меняю книгу на Карту Мародеров и сопровождение меня до кухни.
Эта внезапная перемена и удивительно опрометчивое предложение были настолько в духе Доминик, что Джеймс не удивился. Улыбаясь, он поднялся с дивана.
— Согласен, — просто ответил он, направляясь к лестнице в спальни, чтобы забрать карту. — И да, можешь оставить книгу себе.


Категории: F, Next
комментировать 10 комментариев | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 26 июня 2017 г.
стив рыцарь 13:35:33
Запись только для меня.
пятница, 23 июня 2017 г.
стив рыцарь 01:03:57
Запись только для меня.
вторник, 20 июня 2017 г.
стив рыцарь 19:15:32
Запись только для зарегистрированных пользователей.
среда, 7 июня 2017 г.
стив рыцарь 13:26:50
Запись только для зарегистрированных пользователей.
среда, 17 мая 2017 г.
стив рыцарь 14:56:56
Запись только для зарегистрированных пользователей.
воскресенье, 9 апреля 2017 г.
3: выстрадала стив рыцарь 19:06:04
слишком неловко и нескладно

­­
Подробнее…

Становилось тяжело дышать, но Тедди продолжал бежать, изо всех сил стараясь сосредоточиться на остаточных воспоминаниях о запутанных коридорах Хогвартса. Он опаздывал, и опаздывал серьезно, его самый первый урок, будучи профессором, уже двадцать минут как начался.
Заворачивая на очередной развилке, Тедди почувствовал, как капли пота стекают со лба ему на глаза, закрывая обзор. Нервно проводя рукавом мантии по лицу, он остановился у двери класса и на секунду закрыл глаза, выдыхая. Сердце так и норовило выскочить из груди, а пальцы рук отбили чечеточный ритм по двери, прежде чем смогли обхватить ручку.
Класс встретил профессора подозрительной тишиной, и это очень насторожило Тедди. Но не успел он пройти к своему столу, как дети вдруг дружно засмеялись. Нервно развернувшись к аудитории, Тедди заметил, что некоторые из них даже показывали на него пальцами. Дети перешептывались, хихикали, что-то кричали — а Тедди так и стоял перед ними, весь запыхавшийся и мокрый, не в силах сказать и слова.
И именно в этот самый момент дверь снова открылась, и в класс уверенно вошел Невилл Лонгботтом. Окинув быстрым взглядом учеников, он посмотрел на Тедди и замер в шоке. Будто бы проглотив язык, он продолжал стоять на месте и хлопать глазами, вскидывая руки и пытаясь тоже указать на что-то. Ужас заполнил каждую клеточку тела Тедди, не давая пошевелиться и ему.
И тут дверь класса снова заскрипела.
На этот раз дети замолчали, и Тедди услышал, как от стен отлетает звонкий стук каблуков. Профессор Макгонагалл прошла в класс, строго глядя на детей. Остановившись рядом с Тедди, она с ужасом уставилась на него, но, в отличие от Невилла, нашла слова:
— Профессор Люпин! Как вы посмели прийти на занятия без штанов? — воскликнула она, театрально вскидывая руки.
Сердце Тедди пропустило несколько ударов. Медленно, разрываемый между желанием скорее убедиться в сказанном профессором и желанием сразу выйти в окно, он все же опустил взгляд вниз.
На нём действительно не было штанов. Вместо них Тедди увидел красные свободные трусы, про себя отмечая, что у него таких никогда не было. Он резко запахнул пола мантии, пытаясь судорожно вспомнить, что произошло утром, и как на нем оказался такой наряд. Но не мог, утра будто бы не существовало.
— Ты сделал это специально? — услышал Тедди тихий настойчивый и до боли знакомый голос.
Взгляд еще не успел сфокусироваться на говорящем, но по волне мурашек, что прошла по его телу, Тедди сразу её узнал. Перед ним за первым же столом, почему-то до того не замеченная, сидела Виктуар, требовательно вперив в него недовольный взгляд.
Паника, которая охватила Тедди, была несравнима ни с одним из чувств, что он испытывал ранее. Переводя взгляд от Виктуар к профессору Макгонагалл, которая смотрела на него не менее грозно, а от неё — к Невиллу, всё еще молча хлопающему глазами, Тедди вдруг понял, что такого просто не может быть.
Он снова посмотрел на Виктуар. Пытаясь уловить каждую черту её лица — завораживающий цвет глаз, аккуратные линии губ, точеные скулы — Тедди просыпался.
Открывая глаза и в ужасе глядя в высокий потолок, он не мог отделаться от чувства присутствия в комнате Виктуар. За окном только-только занимался рассвет, но после такого сна перспектива заснуть не казалась слишком радужной. Тедди еще cполчаса пролежал в постели, стараясь избавиться от мыслей о предстоящем дне и концентрируясь на положительных моментах, но так таких и не нашел. Поднявшись с постели, он пошел в душ.
Это был уже третий день Тедди в Хогвартсе как профессора, и второй день непосредственно практики, но ужас, который охватывал его перед предстоящими уроками, никуда не делся. Даже вспоминая вчерашние успешно проведенные занятия, Тедди не мог ощутить полноценного триумфа — каждая мысль, что возвращала его во вчерашний день, напоминала о том, какое чувство неловкости он испытывал, стоя перед аудиторией детей. Теперь же к нему добавились и несуществующие воспоминания из сна. Одеваясь после душа, Тедди непроизвольно, но несколько раз проверил, не забыл ли он о штанах.
Как бы ему этого не хотелось, но натянув на ноги кеды, Тедди всё же подошел к зеркалу и оглядел себя с ног до головы, иронично пытаясь оценить, достаточно ли у него солидный для профессора вид. На первый взгляд казалось, что всё в порядке (Тедди предварительно пришлось заправить рубашку в джинсы), но потом он перевел взгляд на своё лицо. Круги под глазами, свидетельствующие о последних беспокойных, а временами даже бессонных ночах, вызывали чувство дежа вю, возвращая на собственный последний курс обучения в Хогвартсе. Тедди послал многозначительный взгляд своему отражению и выдохнул, пытаясь вспомнить, как он выглядел в свои лучшие времена, чтобы хотя бы магически привести себя в мнимый порядок. Первым начал изменяться цвет лица, приобретая более здоровый оттенок, затем исчезли синяки под глазами. Тедди снова критично осмотрел своё отражение, стараясь понять, почему всё еще не стал выглядеть лучше, но так и не разобрался. Завершая свой образ сменой прически — темно-каштановые волосы просто внезапно стали выглядеть прилично — Тедди с облегчением отвернулся от зеркала, перекинул мантию через плечо и вышел из комнаты.
Завтрак должен был вот-вот начаться, но Тедди не хотел ни есть, ни встречаться с кем-либо из других преподавателей, так снисходительно улыбающихся ему вот уже два дня. Исключение составлял разве что Невилл, которого, несмотря на его опыт, некоторые другие преподаватели также провожали дружелюбной улыбкой старшего товарища. С того момента, как сам Тедди окончил Хогвартс преподавательский состав не потерпел сильных изменений. Единственным новым профессором, как заметил Тедди еще на пиру по случаю начала учебного года, оказалась молодая женщина Амелия Вэнс-Визерс – преподаватель Трансфигурации. Она выглядела наиболее близкой по возрасту к Тедди, но всё же казалась слишком серьезной и строгой. Также он узнал, что низенький первокурсник, так рьяно рванувший к шляпе, как только Невилл назвал его имя, оказался её сыном. И этот факт почему-то сделал профессора Визерс в глаза Тедди еще на десять лет старше.
Таким образом, разговор с Невиллом не был достаточно веской причиной, чтобы идти на завтрак, а потому Тедди направился сразу в класс, в котором должен был состояться его первый урок у шестого курса.
Даже несмотря на то, что день назад Тедди уже провел уроки у второго и седьмого курсов, волнение перед встречей с учениками никуда не делось. Уверенный в общении со сверстниками в прошлом, сейчас Тедди вспоминал, как в свое время они насмехались над преподавателями, и каждый раз терялся, оказываясь перед аудиторией учеников. Но вчера, после того, как он провел у седьмого курса краткий экскурс в прошлогодние темы, Джеймс подмигнул ему и показал большой палец, покидая кабинет. А одна из семикурсниц – длинноволосая высокая и томная Кристин Сэпвори — даже подошла к Тедди после урока, и, перекинув волосы через плечо, поинтересовалась, не найдет ли он время, чтобы позаниматься с ней дополнительно. Такое внимание польстило ему, хотя он и аккуратно отказался, сославшись на загруженность, но пообещав подумать над этим после Рождественских каникул.
И всё равно перспектива вести новые и новые уроки продолжала нервировать Тедди. Летом, вызываясь заменить профессора Защиты от Темных Искусств, он только и думал о том, как сбежать из Лондона, выйти из зоны комфорта. И только оказавшись в Хогвартсе, понял, на что решился. Тем не менее, Тедди старался не задумываться о том, что жалеет, да и вообще о том, что оставил позади. Сейчас все его мысли занимали планы уроков и тщательный подбор нужных слов для взаимодействия с учениками на занятиях.
Уже у двери в класс Тедди услышал, как его кто-то окликнул и, обернувшись, увидел приближающегося к нему Невилла. Повернув ключ, Тедди снова обернулся и приглашающим жестом указал на открытую дверь класса, но Невилл отрицательно замотал головой и быстро проговорил:
— Всего лишь хотел сообщить, что сегодня после уроков состоится собрание в учительской. — Он скромно улыбнулся и добавил: — Минерва назначила меня новым заместителем директора.
— О, поздравляю, — только и нашел, что ответить Тедди, машинально вскидывая большой палец вверх.
Невилл едва заметно дернул плечами.
— Ладно, мне надо еще предупредить остальных. Увидимся за обедом?
Тедди неуверенно кивнул, сомневаясь, что дойдет до Большого Зала. Продолжая улыбаться, Невилл развернулся и быстро пошагал дальше по коридору.
В классе было темно и душно. Тедди прошел внутрь, оставив дверь открытой, и отворил все окна, впуская прохладный утренний ветер. Затем он вытащил из шкафа несколько учебников по Защите от Темных Искусств и, разложив их на столе перед собой, обреченно упал в кресло. Чтобы хоть немного привести мысли в порядок перед предстоящим уроком, он открыл одну из книг и нашел главу, соответствующую теме предстоящего урока. Через полчаса, когда Тедди, будто бы очнувшись от очередного ужасного сна, услышал за спиной стук, он осознал, что прочел не дальше самого заголовка.
Тедди резко обернулся, и увидел Доминик, нерешительно переминающуюся с ноги на ногу в дверном проеме. Удивленно вскинув брови, он все же поднял руку в приглашающем жесте, а когда девочка довольная прошла мимо и запрыгнула на первый стол, и вовсе заулыбался. Следующие несколько секунд они так и просидели молча: разглядывая друг друга и морщась чему-то своему. Окидывая Доминик взглядом, Тедди старался не думать о том, что его всё-таки задели её слова в тот день, когда он зашел в комнату Джеймса, чтобы рассказать о своей новой работе. Она сидела перед ним, подтянув ноги на стол и скрестив их перед собой, чуть наклонив голову в сторону, так, что темно-рыжие волосы падали на лицо, прикрывая один из широко раскрытых карих глаз.
— Знаешь, — внезапно произнесла Доминик, встряхнув шапкой волос, и устремив свой дикий взгляд точно в глаза Тедди, — а я ведь чуть в обморок не упала, когда Макгонагалл объявила, что ты будешь нашим новым преподавателем по Защите!
Тедди хмыкнул и едва заметно покачал головой, а затем поспешил снова уставиться в учебник, делая вид, что чрезвычайно увлечен поиском чего-то там на его страницах.
Доминик недовольно поморщилась.
— Да ладно тебе! Ты ведь сам хотел играть в эту игру, — обижено добавила она, прикусив губу.
—Ты просто не дала мне шанса начать первому, — возмущенно парировал он.
Но она не улыбнулась в ответ, лишь продолжила сверлить Тедди взглядом.
— Я просто не знал, как лучше вам рассказать об этом, —добавил он, смутно осознавая, что от нападения, которого, по сути, и не было, снова перешел в защиту. Удивительно, как женщины Уизли такое постоянно с ним проворачивают?
Доминик вопросительно вскинула брови.
— Ты и не знаешь, как рассказать? — недоверчиво пробормотала она.
Тедди пожал плечами.
Лицо Доминик на пару секунд сделалось задумчивым, после чего приобрело миролюбиво выражение, и, внимательно глядя в глаза Тедди, она махнула рукой.
— Ладно, — сдалась она, — как тебе в роли учителя? Джеймс сказал, что урок был на высоте. Еще он рассказал, что Кристин задержалась, чтобы с тобой поговорить…
Голос Доминик прозвучал как-то странно, но Тедди не стал заострять на этом внимание и лишь едва заметно улыбнулся.
— Ну, знаешь, нам было что обсудить, — медленно проговорил он, внимательно наблюдая за реакцией. Утреннее плохое настроение исчезло, сменившись на такую редкую в последнее время веселость.
Удивленно приподняв брови, Доминик смерила его уничижительным взглядом, но, заметив ухмылку на губах, возмущенно зарычала, после чего рассмеялась.
— Профессор, я всё расскажу директору! — серьезно, в тон ему, добавила она, укоризненно качая головой.
— Сегодня как раз после уроков собрание учителей. Видимо, это мой последний день, — с грустью произнес Тедди.
Доминик не выдержала и ухмыльнулась, но сразу после этого выражение её лица снова сделалось серьезным.
— В таком случае пообещай, что сегодня ты проведешь у нас свой лучший урок.
Внимательно рассматривая Доминик, которая в свою очередь не спускала с него ожидающего взгляда, Тедди вдруг понял, что эта просьба почему-то была произнесена действительно всерьез. Пытаясь избавиться от странного чувства неловкости и снова напомнивших о себе мыслей о предстоящих уроках, он натянуто улыбнулся.
— Обещаю, что он будет лучшим из тех, что я уже провел, — торжественно заявил он, и тихо добавил: — И даже лучше того, что я преподал Кристин.
Доминик дернулась и громко прыснула, пытаясь совладать с закачавшейся под ней партой.
Наблюдая за ней, Тедди улыбнулся и понял, что тяжелые мысли куда-то исчезли.
За спиной снова послышался стук, а вслед за этим в кабинет вошли несколько учеников во главе с Молли Уизли. Тедди кинул быстрый взгляд на часы и понял, что до начала урока оставалось всего несколько минут.
Проходя мимо него, Молли неловко улыбнулась.
— Профессор, здравствуйте, — аккуратно проговорила она, переводя взгляд от Доминик к Тедди и обратно, после чего, заметив смеющийся взгляд последнего, зашептала: — Привет?.. А как же субординация?
Доминик весело хмыкнула, давая понять кузине, что она думает на этот счет, после чего быстро развернулась и спрыгнула вниз, оказавшись по другую сторону стола. Молли, недолго думая, заняла место рядом с ней, всё еще продолжая вопросительно смотреть на Тедди.
Тот, в свою очередь, лишь пожал плечами, растерянно наблюдая за тем, как все новые и новые студенты заполняют класс. Одним из них оказался Луи: приветственно кивнув Тедди, он остановился у стола девочек и, дождавшись, когда Доминик обратит на него внимание, быстрым движением руки взлохматил ей волосы и быстро пошагал в дальний конец кабинета.
Минута шла за минутой, и в груди Тедди снова начала подниматься паника. Последний раз взглянув на наручные часы, он обреченно поднялся со стула и подошел к двери, закрывая её за последним студентом. Затаив дыхание, Тедди снова медленно повернулся лицом к аудитории, и сразу же встретился взглядом с Доминик, одобряюще улыбающейся ему с переднего стола. По левую руку от нее сидела Молли и с искренним вниманием следила за каждым его движением. Окинув быстром взглядом каждого из студентов, Тедди снова вернулся к Доминик, с радостью осознавая, что паники больше нет.
— Здравствуйте, я профессор Эдвард Люпин, и я буду вести у вас курс Защиты от Темных Искусств. — Каждый раз, произнося подобное вступление, Тедди испытывал чрезвычайную неловкость из-за нелепости самого факта, что он представляет себя как профессора, да еще и полным именем. Никто не проронил и слова, все молчали и с интересом смотрели на Тедди. Ощущая странное в такой ситуации чувство свободы, он продолжил: — Первой темой наших занятий будут дементоры и методы борьбы с ними. Кто-нибудь может сказать, кто такие дементоры?
Поднялось несколько рук, и Тедди удивился, насколько просто ему в этот раз удалось перейти к взаимодействию со студентами. Указывая рукой по направлению к соседке Луи — симпатичной смуглокожей и светлоглазой студентке в серебристо-зеленом галстуке, — Тедди добавил:
— И называйте свое имя и факультет.
Губы девушки тронула нервная улыбка, после чего она подняла уверенный взгляд на Тедди и произнесла:
— Катарина Бруствер, Слизерин. Дементоры — это бессмертные существа, питающиеся светлыми человеческими эмоциями.
Тедди удовлетворенно кивнул.
— Правильно, мисс Бруствер, пять баллов Слизерину.
Первый же удачный ответ позволил расслабиться не только Тедди, но и другим студентам, которые стали поднимать руки и отвечать гораздо охотнее. К тому моменту, когда обсуждение дошло до методов борьбы с дементорами, и Молли, чья рука первой взметнулась вверх, кратко рассказала о вызове Патронуса, Тедди уже чувствовал себя спокойно и даже в некотором роде свободно. Если в начале он непроизвольно, но время от времени бросал взгляд на Доминик в поиске поддержки (она, в свою очередь, сидела тихо, руки не поднимала, но слушала внимательно и, встречаясь с Тедди взглядом, одобрительно улыбалась), то заметив, как её рука резко поднялась после того, как Молли закончила говорить, внезапно осознал, что успел забыть о её присутствии.
— Доминик? — Тедди вопросительно посмотрел на девочку, понимая, что не успел задать никакого вопроса, а значит, теперь пришло его время отвечать.
Открыто улыбнувшись, Доминик опустила руку и произнесла:
— Вы покажете нам, как вызывается Патронус, профессор?
Глядя на её ехидное выражение лица, Тедди хотелось засмеяться. Толком не понимая, с какой целью Доминик вообще спросила об этом, он ответил:
— Конечно, на практическом занятии я всё вам объясню, и вы сами тоже попробуете повторить это.
Класс воодушевленно зашептался, и Тедди окинул всех удивленным взглядом, пытаясь вспомнить, как он сам в свое время отнесся к тому, что ему предстоит вызвать Патронуса.
Но Доминик не отступала.
— Нет, профессор, покажите нам это сейчас, — настойчиво проговорила она, перекрывая шум остальных.
Тедди, всё еще будучи в недоумении от такой просьбы, вопросительно посмотрел на Доминик, в надежде, что пока все всё еще продолжают шепотом обсуждать предстоящее практическое занятие, она даст понять, что задумала, но она лишь продолжала широко улыбаться, не отрывая от него выжидающего взгляда.
— Да, профессор! — послышался откуда-то одобрительный крик, и Тедди понял, что не сможет отказаться.
Не то, чтобы вызов Патронуса представлял для него какую-то сложность, просто это не входило в план лекционного занятия, и Тедди не мог представить, что это может вызвать такой интерес со стороны студентов.
На секунду прикрыв глаза, Тедди сразу же забыл, где находится. В голове, сменяясь одна на другую, мелькали картинки. Балансируя между всепоглощающим счастьем и непомерной грустью, Тедди видел длинные коридоры и лифты Министерства Магии, настороженное лицо Гарри и отражение своего собственного еще совсем детского лица в странном омуте, а затем и тот самый кабинет, в котором сейчас находился, только заполненный совсем другими людьми.
Экспекто Патронум!
Управляя тонкой серебряной струйкой, что вырвалась из его палочки, и в миг превратившейся в большого волка, Тедди окинул любопытным взглядом студентов. Они даже не пытались скрыть восторга, наблюдая за тем, как волк движется в воздухе между рядами, что заставило Тедди испытать некоторую неловкость. Когда волк завершил своё путешествие и, превратившись в серебристый дым, исчез, все снова зашептались. Тедди не оставалось ничего, кроме как вопросительно посмотреть на Доминик. Та продолжала улыбаться, и, заметив его взгляд, подмигнула и показала большой палец руки в точности так же, как это сутки назад сделал Джеймс.
Тедди ухмыльнулся и покачал головой. Прозвенел колокол, но все продолжали сидеть на местах, не спуская с Тедди глаза. Не желая всё портить домашним заданием, он отпустил студентов, про себя отмечая, что не испытывает такого сильного облегчения от того, что урок закончился, как в прошлый раз. В этот раз всё было гораздо проще, и, наблюдая за тем, как шестикурсники покидают кабинет, а первокурсники заходят, Тедди понял, что перспектива провести очередной урок кажется ему гораздо более приятной, чем раньше.


Когда после последнего урока Тедди вошел в учительскую, оказалось, что ждали только его. Все были в сборе, за исключением разве что профессора Слизнорта, но никто уже и не ожидал, что он сможет подняться из своего подземелья ряди такого незначительного события. Старик с возрастом становился всё толще и менее подвижным, но это не мешало ему всё так же проводить уроки и устраивать такие привычные для него собрания своего маленького «клуба по интересам». Правда на пире в честь начала учебного года Невилл рассказал Тедди, что за последний год поступило довольно много жалоб от студентов на то, что, передвигаясь между столами и оценивая приготовленные зелья, Слизнорт всё чаще опрокидывает котлы на пол, задевая их своим животом. Тем не менее, уходить с должности преподавателя он не хотел, а Макгонагалл не смела настаивать, потому что преподавал он всё так же хорошо, как и раньше.
Тедди занял ближайшее свободное место, оказавшись за одним столом с профессором Вэнс-Визерс. Та сидела, закинув ногу на ногу, при этом подперев подбородок ладонью правой руки и водя указательным пальцем свободной левой по столу. Заметив Тедди, она чуть приподняла голову и одобрительно улыбнулась, после чего вернулась в исходное положение, продолжая отстраненно смотреть в одну точку. По мнению Тедди, такое поведение совершенно не сочеталось с внешним видом девушки — строгим и чересчур официальным, подобным какому-нибудь министерскому клерку. Тем не менее она сидела тут, рядом и выглядела почти ровесницей Тедди, заметно выделяясь среди остального учительского состава.
Невилл прокашлялся и, остановившись перед столами, заговорил:
— К сожалению, профессор МакГонагалл не может присутствовать на этом собрании, но она назначила меня новым заместителем вместо Генри Палмера и посвятила в тему, которую сегодня мы должны обсудить.
Невилл сделал паузу и поднял взгляд на коллег. Все продолжали молчать, кто-то как прежде занимался своими делами, и лишь некоторые, как Тедди, поддержали Невилла своим вниманием. Он продолжил:
— Всем известно, что Хогвартс всегда являлся одной из ведущих мировых школ чародейства и волшебства. Но в последнее время всё новые и новые школы выходят на мировой уровень, создавая конкуренцию. В связи с этим, появился еще один фактор, по которому оценивается учебное заведение – помимо общего уровня образования теперь также смотрят и на дополнительные знания, которыми мы можем обеспечить студентов в стенах школы. Систему факультативных занятий ввели уже во многих ведущих образовательных учреждениях, и Министерство Магии распорядилось, чтобы и мы в ближайшее время позаботились об этом. Таким образом, к концу текущего месяца, каждый из преподавателей должен предоставить в администрацию школы список студентов, тему ваших факультативных занятий и их расписание. Темой вы можете выбрать что угодно в пределах собственной квалификации. Также это может быть какая-то социальная активность.
Преподаватели восприняли в эту информацию довольно сдержанно, хотя некоторые и принялись сразу же обсуждать её между собой.
Маленький Флитвик, едва ли выглядевший лучше Слизнорта, пропищал:
— Если студенты будут оставаться после урока и вместе делать полученное домашнее задание, это будет считаться за факультативное занятие?
Невилл нервно сглотнул, и посмотрел на коллегу.
— Я сомневаюсь.
Тедди, которому тоже сразу пришла в голову такая мысль, заскрипел зубами. По правую руку от себя он услышал, как профессор Вэнс-Визерс ухмыльнулась.
Обсуждение продолжалось еще какое-то время: Невилл виновато отвергал почти все идеи, которые были так или иначе связаны с тем, чтобы обмануть сложившуюся систему. В конце концов, он тяжело вздохнул и предложил подумать об этом позже.
— Последней темой на сегодня является отработка наказаний, — устало проговорил Невилл, когда обсуждение факультативов утихло. — Профессор Вэнс-Визерс сообщила, что за прошедшие два дня уже нашелся студент, взорвавший три котла на уроке Зельев, и тем самым заслуживший наказание. Может быть кто-то проявит инициативу и возьмет на себя наказанных на ближайшую неделю? — Он окинул неуверенным взглядом собравшихся. Рядом с Тедди Амелия Вэнс-Визерс совершенно по-детски вжалась в стул. — Или, может быть, на ближайший месяц?
Когда Невилл посмотрел на Тедди, тот прочел в его взгляде надежду и ему сразу же захотелось вжаться в стул точно так же, как и соседка. Но в ту же секунду ему в голову пришла другая гениальная мысль, и вместо этого, Тедди произнес:
— Я могу взять отработку наказаний на ближайший месяц.
Вмиг на Тедди устремилось множество удивленных взглядов, что в некотором роде даже насмешило его, напомнив поведение студентов. Невилл едва заметно улыбнулся.
— Хорошо, спасибо, профессор Люпин. Тогда, можно разойтись.
Отовсюду послышались нескрываемые вздохи облегчения. Амелия Вэнс-Визерс поспешно поднялась со стула и, глядя на Тедди, на одном дыхании прошептала: «С ума сойти». А проходящий мимо него Хагрид, одобряюще похлопал Тедди по спине, тем самым, чуть не сбив его с ног. Тедди заулыбался и вышел из кабинета вслед за Вэнс-Визерс.
— Ты тут только первую неделю, а уже хочешь, чтобы они тебя возненавидели? Сегодня на моем уроке я слышала, как шестикурсники с восторгом перешептывались о профессоре Люпине, — всё так же тихо проговорила она, когда они оказались на расстоянии от других преподавателей. — Или у тебя и тут есть план?
Тедди внимательно посмотрел на нее, после чего его губы расплылись в улыбке.
— Конечно. Все еще будут негодовать от того, что не додумались до этого сами. — Сквозь стекла очков Вэнс-Визерс Тедди заметил, как она вопросительно прищурилась. — Вряд ли кто-то имеет право принудительно загонять студентов на факультативные занятия. С этим будет самая большая проблема.
Еще пару секунд профессор Визерс продолжала вопросительно смотреть на него, но вдруг на её лице промелькнуло понимание, а затем оно сделалось несчастно-восторженным.
— В этом действительно есть смысл. На самом деле это отличная идея, — просто проговорила она.
Тедди был слишком доволен собой, чтобы скрыть улыбку.


Просыпаясь на следующее утро, Тедди с удивлением заметил, что на этот раз причиной для этого послужили вовсе не кошмары, а солнечные лучи, слепящие сквозь раскрытые шторы. Часы говорили о том, что он уже нещадно проспал завтрак, и скоро опоздает на урок, но даже этот факт не испортил на удивление хорошее настроение. Быстро застегивая пуговицы на рубашке, Тедди поймал себя на мысли, что воспринимает предстоящие уроки уже вовсе не с прежней обреченностью, а, напротив, с некоторым предвкушением.
А особенно практическое занятие у шестого курса.


Категории: F, Next
комментировать 33 комментария | Прoкoммeнтировaть
суббота, 8 апреля 2017 г.
стив рыцарь 20:01:16
Запись только для зарегистрированных пользователей.
суббота, 1 апреля 2017 г.
стив рыцарь 16:16:20
Запись только для некоторых пользователей.
четверг, 22 декабря 2016 г.
стив рыцарь 22:36:41
Запись только для меня.
суббота, 3 декабря 2016 г.
нож и балалайка стив рыцарь 21:20:57
"Борись за то, к чему ты сроден, коль хочешь, чтоб в делах успешен был конец"

У брата в рабочей тетраде по обществознанию было задание написать басню с такой вот моралью, ну меня и заставили писать.

Нож и Балалайка

С самого детства Нож и Балалайка были лучшими друзьями. Вместе они ходили в детский сад, вместе пошли в школу, и окончили её тоже вместе. И тут они встали перед выбором: чем же дальше заниматься? Чему посветить свою жизнь?
Родители Балалайки настаивали на том, чтобы их ребенок пошёл в музыку, но Балалайка, поддаваясь моде, решила стать программистом, чтобы зарабатывать большие деньги. Нож же пошел в кулинарию, как и советовали ему все вокруг.
Прошло некоторое время, дела Балалайки шли не очень хорошо. Все её коллеги - Компьютерные Мыши, Клавиатуры и прочие - уже добились успеха, в то время как Балалайка только и слышала о том, что её струны не созданы для программирования. В это время Нож уже успел стать знаменитым поваром, его даже несколько раз показали по федеральным каналам! Тогда пришла Балалайка в гости к Ножу и спросила, в чем же секрет его успеха.
- Надо заниматься тем, к чем душа твоя лежит, а не тем, что модно! - ответил Нож и горделиво улыбнулся.

Прочла я это матери с братом, брат засмеялся, а мать скривилась.
- Кто же, в таком случае, в этом мире ножей и балалаек ты? - раздраженно спросила она, видимо проследив мою основную жирную параллель.
- Я - Помада, - гордо ответила я. - Я создана для того, чтобы украшать этот мир.
Мать странно на меня посмотрела и покачала головой.
- Выключи мне свет и уходи, - только и сказала она.
Такие вот дела. В принципе, я ожидала, что моё элитарное творчество поймёт не каждый, но я даже и не надеялась, что оно сможет кого-то обидеть.
Прямо комбо!
Спасибо за внимание.
комментировать 10 комментариев | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 28 ноября 2016 г.
стив рыцарь 22:51:00
Запись только для меня.
пятница, 18 ноября 2016 г.
2: назови сам стив рыцарь 00:58:59
вторая часть, возможно когда-нибудь отредактирую, чтобы было больше смысла

­­


Подробнее…В утро первого сентября Джеймс проснулся пораньше, в ужасе осознавая масштабы того, что ему предстояло совершить в ближайшие несколько часов. На самом деле список дел не был большим, но всё, что касалось сборов, вызывало у Джеймса желание отложить это на потом и поскорее забыть. Он с трудом поднялся с постели, подошел к окну и настежь его распахнул, запуская прохладный утренний воздух внутрь. Облокотившись спиной о подоконник, он окинул обреченным взглядом комнату, а в частности, разбросанные по ней вещи и пустой чемодан.
Правдой было то, что у Джеймса был не собран не только чемодан, но и сам он всё еще не мог смириться с тем, что пришло время возвращаться в Хогвартс. Несмотря на всю свою любовь к школе, с наступлением совершеннолетия Хогвартс потерял в глазах Джеймса одно из своих главных достоинств – он перестал быть единственным местом, где возможно было свободно колдовать. Будучи из семьи магов, он и раньше мог время от времени использовать какое-то заклинание, но так, чтобы родители этого не замечали. Отец очень серьезно относился к соблюдению закона и как-то даже отнял у Джеймса волшебную палочку на всё лето, заметив, как тот пытается достать карту Мародеров из его стола, используя манящие чары. Поэтому возможность колдовать стала для Джеймса тем глотком свободы, которого так не хватало ему раньше. Свободный от уроков и других обязанностей, он мог посвятить всё свое время всевозможным экспериментам и отработке тех заклинаний, которые не входили в школьную программу. Возвращение в Хогвартс теперь не казалось таким захватывающим, как раньше. Задумавшись об этом, Джеймс сразу вспомнил Доминик и её нежелание оставаться в замке после окончания шестого курса, и только теперь понял все преимущества такого решения. За этой мыслью пришло и осознание того, что сегодня у Доминик день рождения – такое долгожданное совершеннолетие. Подарок был готов, и перед тем, как навестить сестру и подарить его, Джеймсу еще предстояло разобраться с чемоданом.
Джеймс вышел из комнаты и направился по коридору в сторону чулана, когда мимо него пробежала довольная Лили. Заметив брата, девочка замерла, приветственно помахала древком метлы, что держала в руке, и скрылась в своей комнате. Это незатейливое движение привело Джеймса к уже позабытой мысли о том, что в этом году ему, как капитану квиддичной команды Гриффиндора, предстояло провести отбор на освободившееся место охотника — занимавшая его последние пару лет Сабрина Эдвардс этим летом окончила Хогвартс. Джеймс не сомневался, что, в отличие от него, Лили прекрасно помнила об этом — не было и года с момента её поступления в Хогвартс, чтобы она не пришла на отбор в команду. И если раньше, в силу возраста, она не могла составить особой конкуренции другим кандидатам, то в этом году Джеймс уже не мог быть уверенным, что найдется кто-то, способный обойти такую упорную третьекурсницу, как Лили Поттер.
Чулан встретил Джеймса родным обилием хлама. Составило не малого труда отыскать маленькую клетку с уже заржавевшими прутьями, в которой Лили еще на первом курсе перевозила своего рыжего котенка, за эти годы превратившегося в большую кошку. Плотно закрывая дверь, которая не хотела поддаваться из-за кучи вещей, что пытались выбраться наружу, Джеймс три раза звучно чихнул, окутанный толстым слоем пыли.
Тергео! — прошептал он, направляя волшебную палочку на себя и удовлетворенно наблюдая за тем, как исчезает чуланная пыль.
В комнате Джеймс разместил несколько особо важных горшочков с кактусами в ту самую клетку и принялся за чемодан. Спустя некоторое время проснулись родители, и Джеймс услышал, как мать колотит в дверь к Альбусу, призывая того подниматься с постели.
Времени оставалось мало, а потому Джеймс не нашел другого выхода, кроме как покидать кое-как в чемодан оставшиеся вещи и захлопнуть крышку. Забытое необходимое всегда можно было попросить прислать, а сейчас существовало куда более важное дело. Джеймс переоделся, схватил со стола уже предварительно завернутый в бумагу подарок, и аппарировал точно в комнату Доминик, в надежде застать её там и предпочитая не встречаться с Флёр.
Его ожидания оправдались, Доминик действительно была в своей комнате, и, как только Джеймс приземлился на ярко-красный ковер, она вскочила с кровати.
—Ну, наконец-то! — с облегчением выдохнула она, во все глаза глядя на брата.
—Я ведь не предупреждал, что приду, — недоуменно ответил Джеймс.
Доминик лишь махнула рукой и начала говорить, при этом обходя вокруг Джеймса круг за кругом.
—Ты был обязан! Тем более, учитывая, что здесь происходит. Мать почему-то решила, что я убегу, как только стану совершеннолетней. Нет, ты представляешь! — Доминик так взмахнула рукой, что попала Джеймсу по затылку, но даже не обратила на это внимание. Джеймс про себя отметил, что прекрасно представляет, почему Флёр так решила, ведь Доминик действительно планировала сбежать, только через год.
Спустя несколько секунд Джеймсу надоело мельтешение сестры, и он перехватил её за запястье, заставив притормозить.
—Когда я проснулась, она уже забрала мою палочку! — продолжила свой рассказ Доминик, заламывая руки. — Я пошла разбираться, а она сказала, что отдаст её только, когда я сяду в поезд. И при этом она улыбалась! Сказала, что забрала палочку и у Луи, и сделала это только потому, что любит нас. Ты представляешь! Поздравила с Днём Рождения! Даже подарок подарила! — Она кинула взгляд на кровать, и Джеймс заметил там объемный сверток. — И это не деньги, как это бывало обычно. Это платье! — Доминик на пару секунд замолчала, чтобы перевести дыхание, но потом снова заговорила, уже менее экспрессивно: — Будто бы отсутствие лишних ста галеонов на моем счету (к которому, кстати, с этого дня я имею доступ!) как-то убедят меня остаться. Скорее бы мы уехали в Хогвартс!
Джеймс сочувствующе посмотрел на сестру.
— А где Луи? У него ведь тоже забрали палочку, кажется, вы должны быть по одну сторону баррикад, — задумчиво проговорил он.
Доминик громко фыркнула и села на кровать.
— Как бы ни так! Пока мать бегала за мной, контролируя все мои действия, а особенно то, что я собираю с собой, — Доминик пнула лежавший у подножья кровати чемодан, — Луи прокурил всю свою комнату, а потом вышел во двор, оставив дверь нараспашку. Когда отец спросил, чем это пахнет, ОН СКАЗАЛ, ЧТО, ВИДИМО, НАДУЛО ЧЕРЕЗ ОТКРЫТОЕ ОКНО ИЗ МОЕЙ КОМНАТЫ. Джеймс! — сестра злобно зарычала, глядя на веселье Джеймса. — Мне совсем не смешно! Отец, конечно, отругал его, но мать поверила. Сейчас сидит на кухне и всхлипывает, что я специально поступаю во всем ей наперекор. А вот это уже смешно!
Джеймс не знал, что сказать. Обстановка в семье сестры забавляла и одновременно пугала его, как пугала его и сама тётя Флёр, которая всегда была так ужасна и в то же время прекрасна в своём гневе. Вздохнув, он подошел к кровати и сел рядом с сестрой, протягивая ей свой подарок.
Выражение лица Доминик переменилось на более дружелюбное, и она схватила сверток.
— Что там? — спросила она, ощупывая бумагу. В следующий момент вид её сделался скучающим, и она разочарованно произнесла: — Книга? Это книга, Джеймс?
Джеймс оскорбился.
— Что за тон! Ты сначала посмотри, что за книга.
Доминик лишь пожала плечами.
— Книга она и есть книга. Это ненастоящий подарок.
Но сверток всё же развернула и вытащила из него книгу в ярко-алой обложке, на которой большими буквами было выгравировано «Современная Алхимия».
— Я подумал, что тебе будет интересно, раз ты даже СОВ по Зельям выучила на «Превосходно» ради того, чтобы тебя пустили в класс по Алхимии в этом году.
Доминик поморщилась, но было видно, что она уже не так недовольна, как в первый момент.
— Это разные вещи, — откладывая книгу в сторону, неуверенно проговорила она. — Но ладно. Может быть, я её прочту, спасибо.
Джеймс ухмыльнулся, глядя на подругу, но не успел ничего ответить, потому что этот момент в дверь постучали, и в комнату вошел Билл.
Заметив Джеймса, он даже не удивился, лишь приветственно кивнул и перевел взгляд на дочь:
—Там дедушка приехал тебя поздравить, — Билл тяжело вздохнул. — Я бы на вашем месте спустился прямо сейчас, пока мать его не выставила.
С этими словами он вышел из комнаты. Доминик и Джеймс переглянулись.
— За что Флёр может выгнать деда? — спускаясь по лестнице, недоуменно поинтересовался Джеймс.
Доминик покачала головой:
— Наверняка решила, что он приехал, чтобы помочь мне сбежать.
В гостиной к удивлению Джеймса был только Луи. Тот развалился на диване и, заметив друзей, пристально посмотрел на них и ухмыльнулся.
— Они на улице, — после долгого вопросительного взгляда Джеймса всё-таки ответил он. — И лучше выйти с парадного входа.
Джеймс благодарно кивнул и пошел к двери, пытаясь мысленно предугадать, что такого возмутительного может ожидать их во дворе. Доминик молча шла следом.
Но, выйдя на улицу, Джеймс понял, что такое ему вряд ли бы пришло в голову. На первый взгляд всё казалось нормальным: на подъездной дорожке был припаркован большой старый внедорожник, рядом с которым стояли дед Артур и Билл. Флёр суетилась вокруг: она явно была чем-то расстроена и пыталась кричать, но не находила поддержки, а потому была тише, чем обычно. Но это не помешало её лицу приобрести то самое устрашающее Джеймса выражение.
— А вот и Доминик! — воскликнул дедушка, заметив друзей. — И ты тут Джеймс?
Доминик сорвалась с места и подбежала к деду, обхватив его шею в объятиях.
Флёр недовольно хмыкнула. Джеймс почти пожалел, что вообще вышел из дома.
— Что здесь происходит? — озвучила насущный вопрос Доминик.
Дед и Билл странно переглянулись, после чего первый неуверенно улыбнулся и произнес:
— Я приехал поздравить тебя с совершеннолетием, а твоя мать не рада подарку, — он махнул рукой на внедорожник. — Он, конечно, не новый, но мне показалось, что он может тебе понравиться.
Челюсть Джеймса поползла вниз, а по левую руку от него Доминик издала странный птичий звук.
— Конечно, ей понравится! — вдруг истерически воскликнула Флёр. — Ведь ей так нравится всё, что не нравится мне! И то, на чем можно уехать куда подальше!
Билл отошел от отца и протянул руку к жене.
— Мы ведь это уже обсудили, — миролюбиво, но твердо проговорил он. — Тем более, Доминик еще не сказала, что ей нравится.
— Мне нравится! — завопила Доминик и снова кинулась на шею деду. — Очень-очень нравится! Спасибо.
Джеймс громко фыркнул, но сразу же пожалел об этом.
— Я же говорила! — Все снова услышали голос Флёр. — Я не допущу этого.
Последние её слова прозвучали странным образом устрашающе, и Билл решил взять всё в свои руки. Он перевел взгляд с жены на дочь и аккуратно спросил последнюю:
— Доминик, ты ведь поедешь в Хогвартс?
Доминик удивленно посмотрела на отца и кивнула.
— Конечно.
Джеймсу казалось, что выражение лица Флёр никак не изменилось, но Билл, действующий как профессиональный сапёр, явно что-то заметил, а потому едва заметно улыбнулся и задал новый вопрос:
— И ты не собираешься убегать, так?
Глядя на сестру, Джеймс почти слышал «Не сегодня», которое так и норовило сорваться с её губ, но Доминик, бросив быстрый взгляд на внедорожник, смиренно произнесла:
— Нет. Конечно, нет.
Флёр шумно выдохнула, но всё еще продолжала стоять со скрещенными на груди руками и сверлить дочь недовольным взглядом.
— Отлично, — обхватывая плечи жены, с облегчением произнес Билл. — Думаю, теперь мы можем пойти в дом и всё обсудить там.
Доминик не надо было повторять дважды. Переглянувшись с Джеймсом, она подхватила под руку деда и повела того к входной двери. Следом за ними Билл потянул и Флёр, все еще продолжавшую что-то возмущенно шептать мужу.
Джеймс остался стоять на месте, провожая родственников долгим взглядом в надежде, что про него не вспомнят. Когда последний из них скрылся в доме, он вытащил из кармана волшебную палочку и спустя пару секунд уже снова был в своей комнате.
На пороге комнаты, опираясь плечом о косяк, стояла мать.
— Тебе повезло, — спокойной проговорила она, окидывая сына внимательным взглядом. — Еще пять минут, и мы уехали бы без тебя. Ал и Лили уже в машине.
Джеймс молча пожал плечами, взял в одну руку чемодан, а в другую — клетку с кактусами, и вышел из комнаты вслед за матерью.
— Как там Доминик? — спросила она.
Джеймс ухмыльнулся.
— Тётя не дала ей возможности убежать из страны — спрятала палочку до того, как она проснулась.
Мать засмеялась.
— Надеюсь, они не опоздают на поезд.
Они как раз вышли из дома и подошли к машине, у которой стоял отец и нервно поглядывал на наручные часы. Заметив сына, он бросил на него быстрый взгляд и сел в машину. Мать открыла дверь багажника, в котором уже лежали чемоданы Альбуса и Лили, и Джеймс скинул туда свой.
— Они не опоздают, дедуля этого не допустит, — продолжил свой разговор с матерью Джеймс, усаживаясь в машину подле брата.
Гарри завел мотор, и машина тронулась с места, сворачивая на дорогу. До отправления Хогвартс-Экспресса оставался, как минимум, час, и Джеймс не совсем понимал, зачем выезжать из дома так рано.
— Папа приехал поздравить Доминик? — оборачиваясь с переднего сидения, удивленно проговорила мать. — Я думала, он, как обычно, встретит всех на вокзале.
Джеймс безразлично пожал плечами и спокойно выложил главный козырь:
— Наверное, хотел поскорее подарить Доминик машину.
На переднем сиденье кашлянул отец, а мать снова обернулась и вопросительно приподняла брови. Джеймс бросил на неё веселый взгляд и добавил:
— Я серьезно. Большой внедорожник. Не знаю, где дедушка мог его взять.
Альбус присвистнул.
— Напомни, что они с бабулей подарили на совершеннолетие тебе? Часы?
Осознав, к чему клонит брат, Джеймс ухмыльнулся.
— Да. Кажется очевидным, кого из внуков они любят больше?
Братья и Лили засмеялись, но их веселье прервал отец. Через зеркало заднего вида Джеймс увидел, как тот качает головой.
— Вообще-то, это традиция, — серьезно произнес он, но Джеймс мог поспорить, что видел, как и на его губах пробежала едва заметная улыбка.
— Папа наверняка уже на пути домой вместе со своим внедорожником, — послышался грустный голос матери. — Флёр не оставит эту машину так просто.
Все промолчали. Зная тётю Флёр, никто не мог усомниться в том, что мать права. Единственное, на что надеялся Джеймс, что автомобиль не пропадет просто так, а, возможно, даже достанется по наследству именно ему.

Несмотря на то, что до отправления поезда по меркам Джеймса оставалось еще куча времени, платформа была заполнена людьми. Тем не менее, найти среди них компанию своих родственников не составляло особого труда, и дело было даже не в ярком цвете волос, который имела большая часть этой группы. Это было единственное скопление людей, насчитывавшее такое количество. Обреченно проталкиваясь сквозь толпу вслед за родителями, Джеймс заметил две знакомые белокурые макушки сыновей Луны. Одетые в одинаковые ярко-желтые костюмчики, они носились по платформе, врезались в людей, падали, снова поднимались и продолжали бежать. Джеймс готов был поспорить, что, задай вопрос Луне о странных нарядах её сыновей, она бы лишь пожала плечами и сказала, что так их гораздо проще отыскать в толпе.
Джеймс подошел к компании родственников и заметил другую первокурсницу — кудрявую Роксану. Словно в противовес сыновьям Луны, она выглядела чересчур серьезной и напряженной. Вцепившись в рукав брата, она время от времени дергала за него, обращая на себя внимание и задавая какие-то новые вопросы о Хогвартсе. Фред терпеливо отвечал сестре, но, заметив Джеймса, замолчал, и протянул руку старшему брату. Джеймс ухмыльнулся и пожал её.
— Слышал, в этом году освободилось место охотника? — серьезно поинтересовался он.
Джеймс кивнул.
— Хочешь попробовать? Тогда тебе придется соперничать с Лили, а она настроена серьезно.
Фред не воспринял слова кузена серьезно и улыбнулся. Будучи всего на год старше Лили, он был на три головы её выше и уже почти обогнал Джеймса, а потому не видел в сестре конкурента.
— Ну ладно, еще увидимся, — торопливо добавил Джеймс и снова потянулся за своим чемоданом.
Ему не терпелось поскорее покинуть родственников и найти Алису. Чмокнув мать в щеку, он махнул рукой всем остальным, не уверенный, что хоть кто-то это заметил, и пошел вдоль поезда к последнему вагону.
Алиса, которая жила в центре Лондона, всегда приезжала на вокзал одна из первых. Её родители оба работали в Хогвартсе и были вынуждены уезжать за несколько дней до первого числа, поэтому Алисе не приходилось торчать на платформе, прощаясь с родственниками. Она всегда занимала одно из свободных купе в последнем вагоне – это стало некоторой традицией, и именно туда направился Джеймс.
Волоча за собой чемодан по длинному коридору вагона, Джеймс заглядывал в каждое купе в поиске подруги и думал о том, как так вышло, что круг его близких друзей состоит из девчонок. В случае с Доминик у них просто не было другого выхода, кроме как сдружиться: они в самого детства участвовали в разных затеях друг друга. Ситуация же с Алисой не была такой однозначной, и некоторые детали их знакомства все они до сих пор вспоминали со смехом.

Это был конец сентября, погода стояла теплая, и учиться совершенно не хотелось. Хотя, в прочем, когда у тебя на руках карта Хогвартса со всеми его неизведанными местами и тайнами, разве можно просто сидеть в душных кабинетах? Тем более, как убедительно рассудил Джеймс, пока идут уроки, едва ли кто помешает им исследовать тайный проход в Хогсмид через Гремучую Иву. У Джеймса в это время проходил урок Ухода за Магическими Существами, а однокурсники Доминик слушали нудного и вечного профессора Бинса. Упустить такую возможность было бы непростительно.
Начался третий год обучения Джеймса в Хогвартсе, а для Доминик – второй, и они, конечно, уже имели представление о коварных особенностях Ивы. Однажды на их глазах один слизеринский первокурсник имел неосторожность пройти на достаточно близком расстоянии от неё, и она, воспользовавшись этим, подхватила мальчика своими ветвями и откинула с такой силой, что тот пролетел метров десять по траве и обзавелся некоторым количеством ушибов и парой переломов. После этого случая Джеймс не мог себе представить ситуации, которая заставила бы Доминик подойти к Иве, а уж тем более добровольно. Однако присущий им обоим авантюризм, который, к слову, и столкнул кузенов вместе еще в самом детстве, сыграл свою роль, и Доминик вмиг забыла о существующей опасности, как только увидела на карте таинственный росчерк, ведущий от Гремучей Ивы к Визжащей хижине. В вечер перед предстоящим походом она с огромным энтузиазмом исследовала книги заклинаний в поиске того, которое обездвижило бы ветви Ивы на максимально долгое время. Сам Джеймс предпочел не тратить время на подобные дела, уверенный в том, что изученный им еще на первом курсе Петрификус Толалус отлично справится с подобной задачей.
Но что-то пошло не так. Джеймс понял это, когда толстая ветвь Гремучей Ивы подхватила его под грудью и со всей силы тряхнула, в то время как другая ветвь выбила из руки волшебную палочку. Петрификус Тоталус, кажется, не сработал. Джеймса мотало из стороны в сторону, и, будучи не в состоянии определить, где Доминик, он мог слышать лишь её визг и надеяться, что по крайней мере её палочка всё еще при ней. Привыкший с раннего детства к метле, Джеймс все же в какой-то момент начал испытывать некоторый дискомфорт от постоянного резкого передвижения из стороны в сторону. И он видел единственный выход. Стараясь увернуться от остальных ветвей, он обхватил ногами ту, на которой повис, и подтянулся всем телом, перебросив через неё ногу. Так, будто бы укрощая механического быка, Джеймс принялся ползти к стволу Гремучей Ивы. Спустя несколько минут он всё же справился с поставленной задачей. У самого ствола ветви Ивы были наименее подвижными, да и другие уже не стремились с былой свирепостью достать до Джеймса. Обхватив руками массивный ствол, он тяжело выдохнул. Лоб Джеймса был покрыт потом, а брюки порваны по шву сзади. Тем не менее, он испытывал странное в этой ситуации веселье.
Опустив голову, он заметил Доминик. Девочке повезло больше: жестокие ветви тоже загнали её к стволу, только она стояла на земле под всей этой ужасающей кроной, практически недосягаемая, но все равно, не имея возможности безопасно выбраться.
— Где палочка? — прокричал подруге Джеймс, но, встретившись с ней взглядом, без слов понял ответ. Доминик покачала головой и кивнула куда-то в сторону.
Помощи ждать было не от кого, но Джеймс не собирался сдаваться. Прыгнуть вниз означало снова попасть во власть ветвей и обзавестись куда большими травмами, чем он и так уже имел. Надеяться приходилось только на себя. Сощурившись, Джеймс принялся высматривать свою палочку среди травы. Близорукость и ветви, всё еще продолжавшие мелькать перед его глазами, только сильнее мешали, но Джеймс не сдавался, и спустя какое-то время всё же смог различить что-то отдаленно похожее на его палочку.
— Джеймс! — вдруг закричала Доминик. — Смотри!
Аккуратно, чтобы ветви не смогли достать до неё, Доминик указала рукой куда-то в сторону. Джеймс перевел взгляд в том направлении и замер. От опушки, на которой, как правило, проходили уроки Ухода за Магическими Существами, кто-то шел, и, определенно, шел в замок. Не заметить их при таком маршруте было практически не возможно, и Джеймс лишь надеялся, что это не кто-то из преподавателей или старост. Конечно, неприятным был уже сам факт того, что их заметят, но выбирать не приходилось. Доминик, которая не страдала от проблем со зрением, первая разглядела приближающегося, и закричала:
— Это девчонка!
Джеймс усиленно заморгал, но смог различить силуэт лишь спустя несколько минут, когда девочка была уже совсем близко. Русые волосы, спадающие на плечи беспорядочными волнами, и большие светло-карие глаза – Джеймс узнал свою однокурсницу с Хаффлпаффа. Медленно переступая по траве, девочка чуть ускорила шаг, заметив странное поведение ветвей Ивы, а следом и друзей, прижавшихся к самому её стволу.
— Привет, Алиса, — стараясь, чтобы его голос прозвучал как можно более спокойно, произнес Джеймс. Он всё еще находился на дереве и его штаны всё еще были порваны по заднему шву, поэтому единственное, что он мог сделать, чтобы сохранить хотя бы иллюзию прежнего положения в глазах однокурсницы – это быть уверенным и непоколебимым. — Что ты тут делаешь?
Алиса остановилась и вскинула на Джеймса широко раскрытые глаза.
— Я порезала палец, и Хагрид разрешил мне уйти с урока пораньше… — Девочка прищурилась и, наконец, разглядела собеседника: — Джеймс Поттер?
Джеймс лишь пожал плечами. И тогда послышался голос Доминик, которой нечего было терять.
— Привет, мы тут… застряли, — веселым голосом проговорила она. — Помоги нам?
Алиса перевела взгляд теперь уже на Доминик. Та снова кивнула куда-то в траву, недалеко от левой руки Алисы.
А потом произошло то, что впоследствии все втроем не раз вспоминали.
Алиса продолжала неподвижно стоять на некотором расстоянии от Гремучей Ивы, молча переводя взгляд от друзей к их лежащим в траве палочкам и обратно. А затем засмеялась. Она смеялась громко и весело, так, будто бы в жизни ничего смешнее не видела. А еще она смеялась долго. Джеймс, чувство собственного достоинства которого было и так изрядно задето, уже хотел что-то возразить девочке, но тут расслышал и другой смех. Алисе вторила Доминик, и их веселье было таким заразительным, что Джеймс вмиг забыл обо всех своих проблемах и тоже рассмеялся.
Несколькими минутами позже Алиса всё же помогла друзьям выбраться: она сама заколдовала ветви Ивы так, что те оставались неподвижными достаточно долго для того, чтобы Джеймс успел спуститься вниз. Как потом рассказывала Доминик, сама она тоже пыталась использовать это заклинание, но даже после длительного изучения (она потратила на него целый вечер!) Ива так и не захотела её слушаться. К слову, такой талант Алисы к заклинаниям еще не раз пригодился им в будущем в тех или иных делах, а в частности – в дальнейшем изучении неизведанных уголков Хогвартса, к которому после этого случая они приступили уже вместе.
Джеймс не был уверен, сложилась бы их дружба так, как она сложилась, если бы они разошлись сразу, после их с Доминик чудесного спасения. Но так вышло, что в ту секунду, как Джеймс соскочил с Ивы на траву, произошло кое-что еще. Ветви, до того хоть и заколдованные, но всё равно подрагивающие и готовые в любой момент снова вступить в бой – замерли. Намного позже, когда друзья уже научились пробираться в тайный лаз без подобных приключений, Алиса предположила, что в этой ситуации Джеймс просто задел за тот самый сук, что останавливал ветви Ивы, когда прыгал вниз.
Но в тот момент Джеймс думал только об одном: он разглядел проход. Бросив на девочек быстрый взгляд, он снова засмеялся и, согнувшись, полез внутрь. Доминик и Алиса сразу же последовали за ним.
Приключение, которое, казалось бы, еле-еле закончилось удачно, на самом деле только начиналось.

Джеймс глупо заулыбался и остановился у двери самого последнего купе, через стекло наблюдая за происходящим внутри. Алиса была там: сидела с книгой в руках, вытянув ноги на соседнее сиденье. Её голова была чуть наклонена, и прядь волос спадала на сосредоточенное лицо. Переворачивая страницу, Алиса на секунду подняла глаза от книги и заметила Джеймса. Она вопросительно сощурилась и поманила друга пальцем.
Джеймс отодвинул дверь купе и зашел внутрь.
— Ты чего не заходил? — откладывая книгу, поинтересовалась Алиса. — И где Доминик? У меня для нее подарок!
— Видимо, разбирается со своими праздничными делами, — загадочно ответил Джеймс. На первый вопрос он предпочел не отвечать, и сам не понимая, что заставило его задержаться в коридоре. — И только не говори, что подаришь ей тот самый нож.
Выражение лица Алисы сделалась виноватым, но она отрицательно замотала головой.
— Конечно нет, Джеймс, мы же договорились.
Джеймс с недоверием посмотрел на подругу, после чего откинулся на диван и прикрыл глаза. Еще неделю назад, когда Алиса только вернулась в Лондон, и они ждали Доминик у Джеймса в комнате, подруга потребовала показать подарок, который тот подготовил на день рождения кузины, и показала свой. Как оказалась, зная странную тягу Доминик к лезвиям, открывалкам и проникновениям за чужие двери, они купили совершенно одинаковые универсальные ножи. Удивительным казалось то, что найти такой нож было довольно сложно, и даже дядюшки Уизли заинтересовались в том, чтобы сделать его аналог для своих «Волшебных Вредилок». Алиса тогда была крайне недовольна, и уговорила Джеймса оставить эти ножи себе, а Доминик найти какие-то другие подарки. Время от времени сдающий под напором женщин Джеймс, и в тот момент решил согласиться, тем более ему уже пришла в голову идея с книгой. Конечно, новый подарок не шел в сравнение со старым, но с Алисой лучше было не спорить, а Джеймс был не против оставить нож себе.
— И ты не скажешь, что это?
Но Алиса не успела ответить.
Послышался звук открывающейся двери, а в следующую секунду Джеймс услышал громкое «Экспеллиармус!» и почувствовал, как сила заклинания откинула его дальше по сидению, приложив макушкой о стену экспресса. С трудом раскрыв глаза, Джеймс поморщился и с удивлением уставился на источник своих проблем. В дверях стояла довольная Доминик, сжимая в одной руке свою палочку, а в другой — палочку Джеймса. От шока он даже не заметил, как она вылетела из его кармана.
— Какого черта?! — завопил Джеймс, когда, наконец, смог в полной мере прийти в себя. — Ты чего творишь?
Но Доминик лишь пожала плечами и продолжила улыбаться.
— Это было моё первое заклинание, будучи совершеннолетней, — тоном, будто бы это всё объясняло, произнесла она.
Джеймс услышал веселый смех Алисы с дивана напротив, но продолжил сверлить сестру раздраженным взглядом.
Доминик виновато сощурилась.
— Я ведь боец! А это боевая магия! — снова заговорила она, пытаясь оправдаться. — Ну же, Джеймс, позже я разрешу приложить и меня. Тем более, учитывая, что я сегодня пережила, ты должен меня простить!
Доводы Доминик были спорными, но Джеймс снова вспомнил, что находится в компании девчонок, а с ними лучше не связываться. Выхватив из руки сестры свою палочку, он спрятал её в карман и обреченно откинулся на диван, накрыв лицо ладонями.
— Почему это твое первое заклинание? — услышал Джеймс голос Алисы. — Разве ты не должна была оглушить Луи первым делом, как проснулась?
Доминик тяжело вздохнула.
— Мама, — кратко ответила она, и Алиса понимающе что-то промычала. — Я получила свою палочку обратно всего пару минут назад.
Хогвартс-Экспресс издал последний предупреждающий сигнал, и Джеймс почувствовал, как тот тронулся. Доминик радостно завопила.
— Что, кстати, вы решили с машиной? — вдруг вспомнил Джеймс, приподнимаясь на локтях. — Ты выглядишь слишком довольной.
— Машина? — в шоке пролепетала Алиса. — Какая машина? Только не говори, что тебе подарили машину.
Доминик широко улыбнулась, продемонстрировав полный комплект ровных зубов.
— Да! — Она перевела взгляд на Джеймса. — Дедуля пытался уговорить мать оставить машину, но она была непреклонна. Сказала, что у нас в гараже нет для неё места.
Джеймс вопросительно приподнял бровь, всё еще не понимая веселья сестры.
— Тогда дед предложил довезти нас всех до вокзала на ней, чтобы потом забрать обратно, — продолжила свой рассказ Доминик. — Матери пришлось согласиться. А когда дедуля прощался со мной, он пообещал, что пришлет мне ключи с совой уже завтра, а машина будет ждать меня в Норе!
Доминик победно захлопала в ладоши и подмигнула всё еще ошарашенной Алисе.
— Это Land Rover Defender 98-ого года. Ровесник Тедди! Дед сказал, что машина попала под опись министерства лет двадцать назад, тогда её владельцев напугали пьяные волшебники, левитировавшие их вместе с машиной. Маглы были так испуганы, что им пришлось стереть все воспоминания об этой машине, в том числе и о владении ей. Так что дедуля просто написал заявление и забрал её себе. А теперь она моя!
Джеймс внимательно посмотрел на ликующую сестру, отметив, что её чрезмерная радость даже граничит с некоторым безумством. Алиса, которая тоже воодушевилась после рассказа подруги и еще некоторое время восторженно обсуждала с ней все преимущества такого подарка, первая более-менее пришла в себя и выдохнула. После чего она полезла в свой рюкзак и вытащила из него что-то и протянула это Доминик.
Джеймс сел и заинтересованно посмотрел в руки сестры. Не церемонясь, Доминик одним движение разорвала красивую подарочную бумагу, откинула её в сторону и с восхищением посмотрела на маленькую коробочку. Еще до того, как она её раскрыла, Джеймс понял, что эти женщины снова обвели его вокруг пальца.
— Алиса? — протянул он, впиваясь в подругу раздраженным взглядом, в то время как Доминик уже вовсю восхищалась ножом.
— Я не смогла найти другого подарка, — виновато зашептала Алиса, стараясь не смотреть на Джеймса.
Но Джеймс едва расслышал её, торопливо вспоминая причины, по которым всё еще не уничтожил кого-либо из них.
— Вот, Джеймс! — внезапно воскликнула Доминик, взмахивая ножом перед самым носом брата. — Вот это настоящий подарок!
Этот намек на подаренную им книгу поставил всё в голове Джеймса на свои места. Переводя взгляд от восторженной Доминик, на лице которой всё еще читалось выражение твоя-книга-не-подарок, к виновато, но хитро улыбающейся Алисе, Джеймс засмеялся.
— Ты нормальный? — удивленно пробормотала Доминик, опуская руку с ножом.
Но Джеймс оставил этот вопрос без внимания, про себя отметив, что кто-кто, а Доминик уж точно не должна спрашивать подобные вещи.
Хогвартс-Экспресс набирал скорость, и Джеймс, отрешенно глядя за мелькавшими в окне лесами, думал о том, что если уж сможет пережить этот последний год в подобной компании, то их планируемое путешествие определенно станет лучшим моментом в его жизни.


Категории: F, Next
комментировать 10 комментариев | Прoкoммeнтировaть
суббота, 29 октября 2016 г.
1: карпе дием стив рыцарь 19:00:37
наверное, можно назвать это первой частью

­­

Подробнее…Завязывая шнурки на кедах, Доминик услышала предательский громкий хлопок с нижнего этажа, свидетельствующий о прибытии матери домой. Ругая себя за медлительность, которая не позволила ей улизнуть из дома до её возвращения, девушка тихонько выскользнула из своей комнаты и прислушалась. По звукам, доносившимся с первого этажа, можно было сделать вывод, что мать присоединилась на кухне к отцу, что давало неплохие шансы незаметно пробраться к камину в гостиной. Единственной проблемой была необходимость проскользнуть мимо наверняка открытой двери в кухню, не привлекая к себе внимание. Затаив дыхание, Доминик, аки ниндзя, бесшумно спустилась по лестнице и замерла на месте, анализируя дальнейшие действия. Дверь на кухню находилась в нескольких метрах, и девушка прекрасно слышала разговор родителей. Подгадав наиболее удачный, как ей казалось, момент, Доминик сорвалась с места и пробежала мимо кухни.
—Доминик! — послышался за спиной возмущенный голос матери. — Ты куда-то собралась?
Чертыхнувшись про себя, девушка развернулась и обреченно зашла в кухню. Отец сидел за столом, а мать стояла у самой двери, расставив руки в боки.
—К Джеймсу, я ведь говорила, — обреченно ответила Доминик.
—Не говорила, — с едва заметной улыбкой произнес отец, не отрывая взгляд от бумаг, разложенных на столе перед ним.
Доминик поморщилась.
—Это всего лишь Джеймс! Алиса вернулась, и мы хотим провести с ней время.
—Хорошо, — будто бы даже спокойно произнесла мать, прислонившись спиной к кухонному шкафу и скрестив руки на груди. — Когда вернешься?
Доминик закусила губу. Проскочив незаметно мимо кухни, она хотела избежать именно этого вопроса.
—Завтра.
—Доминик! — снова воскликнула мать. — Ты ведь еще несовершеннолетняя, я не разрешаю тебе пропадать на улицах по ночам. Или куда вы там собираетесь!
Девушка тяжело вздохнула. Луи, так «кстати» зашедший на кухню во время крика матери, достал из буфета коробку сока и, вместо того, чтобы снова вернуться к своим делам, тоже облокотился о шкаф и насмешливо посмотрел на сестру.
—Потом мы пойдём к Алисе, и останемся у неё, мама, — терпеливо ответила Доминик.
Выражение лица матери переменилось на задумчивое, и Доминик поняла, что практически одержала победу. Но радовалась она рано.
—А Лонгботтомы, случайно, не живут при Дырявом Котле? — послышался насмешливый голос Луи.
Доминик стрельнула в брата уничтожающим взглядом. Тот только ухмыльнулся и подмигнул сестре.
Мать вытаращила глаза.
—Ты опять собираешься пить? — в ужасе произнесла она, уставившись на дочь.
Девушка заскрипела зубами и перевела взгляд на отца. Он как раз отложил бумаги и облокотился на спинку стула, с любопытством глядя то на дочь, то на жену. На его губах играла практически идентичная Луи насмешка.
—Не буду я пить! — возмущенно ответила Доминик. — И вообще, через неделю мне исполняется семнадцать, почему вы всё еще меня контролируете?
—А чем же тогда вы займетесь? — На этот раз голос подал отец, проигнорировав последний вопрос дочери.
—Наверное, снова подожгут машину, — спокойно предположил Луи.
Доминик зарычала.
—Мы не поджигали машин!
—Действительно, — снова послышался язвительный комментарий брата.
Будто бы не замечая его, мать продолжала стоять на своем:
—Тебе всё еще шестнадцать.
Стараясь совладать с собой, Доминик кинула на Луи испепеляющий взгляд. Было жутко несправедливо, что к брату, которому всего несколько дней назад исполнилось шестнадцать, мать относилась с куда большим доверием, чем к ней — без недели совершеннолетней.
—Хорошо, сегодня я не буду пить, — взяв себя в руки, миролюбиво произнесла девушка, разворачиваясь к двери. Но у самого выхода она снова повернулась к родителям и добавила: — Только вот через неделю вы уже не сможете помешать мне напиться. Всего хорошего!
С этими словами Доминик выскочила из кухни и быстрым шагом устремилась в гостиную к камину. Из кухни послышался громкий смех отца и недовольные возгласы матери.
Встретившись на пороге гостиной с Луи, видимо тоже покинувшим кухню, когда такая интересная перепалка сестры с матерью была окончена, Доминик сердито зашипела:
—Через неделю я тебя заколдую!
Луи лишь приподнял бровь и с высоты своего роста как-то странно посмотрел на сестру, а затем парировал:
—Через неделю и я тебя заколдую.
Преодолев еще некоторое расстояние на пути к камину, Доминик поняла всю несправедливость этой ситуации. Через неделю будет первое сентября — начало учебного года, поездка в замок, где колдовать может каждый. И какой тогда смысл в этом совершеннолетии? Злобно оглянувшись на брата, Доминик вошла в камин, назвала адрес Джеймса и кинула горсть пепла себе под ноги.
В гостиной Поттеров не было ни души, да и вообще стояла удивительная тишина. Поднимаясь по лестнице к комнате друга, Доминик кинула взгляд в сторону открытой двери столовой и заметила за столом Джинни. Та сидела в компании пергаментного свитка и прытко пишущего пера, которому как раз давала какие-то указания. Встретившись взглядами с Доминик, она приветственно вскинула руку.
—Привет, — дружелюбно произнесла Джинни. — А Алиса уже здесь.
Доминик лишь кивнула в ответ и продолжила подниматься. Раздражение из-за вселенской несправедливости снова заставило её нахмуриться, но уже спустя пару ступенек Доминик успокоилась. За все годы несправедливости она научилась с этим справляться. Скоро ей тоже исполнится семнадцать, но трансгрессировать прямо из своей комнаты, не задерживаясь на вынужденные разговоры с матерью, как Алиса, она сможет только следующим летом после экзамена.
Распахнув дверь в комнату Джеймса, Доминик первым делом увидела Алису, развалившуюся на кровати в окружении каких-то книг. Заметив подругу, Алиса отбросила книгу, что держала в руках, и захлопала в ладоши.
—Идём ко мне, — произнесла она, чуть отодвигаясь в сторону. Окинув взглядом книги, Алиса закатила глаза и начала перекладывать их на подоконник. — Кстати, Джеймс читает какие-то глупости.
Где-то в стороне послышалось едва различимое ворчание Джеймса, и Доминик перевела взгляд на брата. Парень сидел за столом и сосредоточенно тыкал палочкой в один из миниатюрных цветочных горшков, что занимали не малую часть его рабочего места. Взглянув на подругу лишь мельком, Джеймс поправил очки и снова принялся за дело.
—Алиса не хотела ничего рассказывать, пока ты не придешь, — недовольно добавил он.
Доминик прошла в комнату и легла рядом с Алисой, на освобожденное той место. Подруга как раз перекладывала на подоконник последнюю из книг, и взгляд Доминик скользнул по её названию. «Учение Дона Хуана». Осознав, на что похоже то самое растение, над которым в этот момент так усердно «работал» друг, девушка застонала.
—Кактус, Джеймс? Мерлин, только не говори, что собираешься потом его есть.
Широко улыбаясь, Джеймс развернулся к подругам и подмигнул.
—Более того! Вы тоже будете.
Алиса протестующе зашипела.
—Последний год в Хогвартсе, Джеймс! Я не хочу умирать на финишной прямой.
Но Джеймс уже снова отвернулся к столу.
—Не переживай насчет этого, — спокойно ответил он. — Ему нужен еще, как минимум, год.
Доминик шумно вздохнула.
—Значит, погибнуть на финишной прямой придется мне, — скорбно проговорила она. — Если кто-то из вас выживет, его прикончит моя мать.
Алиса захихикала, но Джеймс лишь как-то неопределенно махнул рукой, не отрываясь от своего дела.
—Лучше пусть Алиса, наконец-то, расскажет, как развлекалась с Иваном.
Слова Джеймса заставили Доминик вспомнить главную причину их сегодняшней встречи — возвращение Алисы из двухнедельного путешествия в Польшу к Ивану, с которым она познакомилась больше года назад на Турнире Трех Волшебников. Доминик перевернулась на бок и с интересом посмотрела на подругу.
Алиса чуть нахмурилась — между её бровей пролегла складка.
—Ну, пару дней были действительно интересными, — вздохнув, проговорила она. — Мы были в Кракове. А потом вернулись в пригород к его матери и оставшиеся дни ели суп с требухой и ложились спать в восемь вечера.
Брови Доминик поползли вверх, но несчастный вид подруги не позволил ей рассмеяться в голос. К сожалению, Джеймс не мог этого видеть, а потому его ничего не сдерживало.
—Надеюсь, вам хорошо спалось. — Всё еще продолжая смеяться, Джеймс поставил горшок с кактусом на стол и снова повернулся к подругам. — Как ты только уговорила его поехать в Краков?
Алиса закатила глаза.
—Ему предложили там работу. Мы ездили на собеседование.
—Хотя бы что-то, — не сдерживая улыбки, пожала плечами Доминик. — Что за работа?
Алиса издала странный звук и потерла глаза.
—Даже не спрашивайте. Ужасная тема. Иван постоянно говорил о том, как много поступило ему предложений. И спрашивал, чем собираюсь заниматься я. Мой неопределенный ответ его не устраивал, он считал, что я от него что-то скрываю. Пришлось рассказывать, что планирую стать целителем. Ну, я опустила тот факт, что это мечта моих родителей. И что папочка ради этого даже снизил порог оценки за СОВ для изучения его предмета на старших курсах до «Удовлетворительно». — Алиса прикрыла глаза и покачала головой. — На самом деле не представляю, чем я могу заниматься. Когда-то думала о работе с маглами, но наверняка это наскучит. А ты что решил, Джеймс?
Доминик заметила, что во время рассказа Алисы лицо Джеймса становилось всё более задумчивым и серьезным. Услышав своё имя, он перевел расфокусированный взгляд на Алису и расплылся в улыбке.
—Не знаю, — махнул он рукой. — Я выбрал семь предметов для ЖАБА. Как-нибудь потом решу, что делать. Сейчас это не важно. Твоя поездка заставила меня задуматься, и мне кажется, у меня появилась прекрасная идея. — Джеймс сделал паузу и окинул подруг торжествующим взглядом. — Я решил отложить все дела на год и отправиться в путешествие сразу после окончания Хогвартса! Может, это как-нибудь поможет определиться с будущим.
Доминик скептически посмотрела на друга и хотела уже было поинтересоваться, что за такие мифические «дела» он решил отложить и как путешествие может помочь ему определиться, но не успела, потому что в следующую секунду Алиса чуть ли не закричала:
—Я с тобой!
Джеймс весело засмеялся и так быстро закрутился на стуле, что чуть не упал с него. Но спустя какое-то время резко затормозил и переменился в лице. Доминик поняла, что он смотрит на неё.
Но заговорила Алиса.
—Вообще, мы можем и подождать еще один год, — неуверенно произнесла она, раздумывая. — Всё-таки не обязательно сразу ехать. Поедем, когда и Дом закончит школу.
Доминик развернулась к подруге и хмыкнула. Поднявшись на локтях, она внимательно посмотрела на друзей.
—Нет, я еду вместе с вами. После этого года.
Джеймс и Алиса переглянулись, но промолчали. Доминик снова откинулась на подушки и уставилась в потолок.
—Я серьезно. Я уже давно думаю о том, чтобы уйти после шестого курса. Что мне делать в Хогвартсе без вас? Я и так научилась уже всему, что хотела, и у меня есть еще время. Едва ли случится что-то, что убедит меня остаться в Хогвартсе еще на один год.
Прошло несколько долгих секунд, прежде чем Джеймс шумно выдохнул и снова заулыбался.
—Надеюсь, мы убежим прежде, чем Флёр настигнет нас, чтобы убить.
С этими словами он встал со стула и с разбегу прыгнул на кровать к подругам. Завизжав, девочки едва успели откатиться по сторонам, чтобы Джеймс приземлился между ними.
—Это будет лучший год в нашей жизни, — громко зашептал он и обвил шеи подруг своими ручищами, притягивая их ближе к себе.
Доминик и Алиса весело засмеялись.
На первом этаже послышался громкий хлопок трансгрессии, и Доминик вопросительно посмотрела на брата.
—Неверное, это Тедди, — пожал плечами Джеймс. — Последнее время он к нам зачастил. Слышал, он обсуждал с папой его временный уход из Аврората. Тогда еще у нас Макгонагалл была. Может, преподом собрался стать?
Последние слова друга прозвучали насмешливо, но Алиса будто бы не обратила на это внимание.
—А ведь правда, — удивленно пробормотала она, уткнувшись лбом в подмышку Джеймса. — Я слышала от отца, что профессор Палмер уволился. Может быть, Тедди станет преподавать Защиту от Темных Искусств? О, а ведь Палмер был моим деканом, Тедди сможет занять его место, он окончил Хафалпафф.
Доминик промолчала. Она поняла, что не видела Тедди с Рождества, и это была, наверное, их самая долгая разлука. Тогда он зашел к ним на ужин и рассказал, что планирует летом отправиться во Францию к Виктуар. Что он, наконец, наработал необходимый стаж, чтобы его приняли там на работу. На душе Доминик заскребли кошки, но она заулыбалась и потребовала, чтобы они — Тедди и Виктуар — обязательно навестили Англию к концу лета и привезли сувениров. А летом он уехал за несколько дней до того, как Доминик вернулась домой. Тогда, расстроенная, она только и мечтала о том, чтобы Тедди не прижился во Франции и вернулся. И он вернулся, причем довольно скоро. Буквально спустя неделю он снова был в Англии, но так больше и не зашел к ним. Доминик примерно представляла, что произошло у них с Виктуар, но хотела, чтобы он сам ей всё рассказал. Но он, кажется, и вовсе забыл о её существовании.
Доминик положила голову на плечо брата и прикрыла глаза.
—Что, интересно, заставило его стать преподавателем? — всё еще продолжала рассуждать Алиса.
—Мы точно не знаем, правда ли это. — Джеймс резко повернул голову в сторону Доминик. — Почему он, кстати, не во Франции?
Но Доминик не успела ответить, потому что в этот самый момент послышался стук в дверь, а следом, не дождавшись приглашения, в комнату заглянул сам Тедди.
Окинув парня быстрым взглядом, Доминик поняла, что он почти не изменился за то время, пока она его не видела. Было удивительно, что Тедди, не упускавший возможности что-то изменить в своей внешности прежде, вот уже второй год как ходил с одной и той же прической. Единственной его прежней неотъемлемой составляющей осталась лишь широкая ухмылка, которой он одарил друзей. И только тут Доминик поняла, насколько сильно она на него зла.
—Оргия? — наигранно удивленно произнес Тедди, прислонившись плечом к дверному косяку.
Доминик лишь закатила глаза, стараясь сдержать непрошеную ухмылку. По другую сторону от Джеймса послышался смех Алисы, после чего подруга произнесла:
—Присоединишься?
Тедди хмыкнул и отрицательно покачал головой.
—Я бы с радостью, но я ненадолго. Мне надо только уладить кое-какие дела с Гарри.
—Ну и какие такие дела? — Доминик сама не ожидала, что заговорит. Последние слова Тедди заставили её разозлиться еще сильнее. — Когда же ты нам собирался сказать, что будешь преподавать?
Внезапный порыв девочки удивил не только её саму. Тедди на секунду даже переменился в лице, в его глазах промелькнула грусть, и он перевел взгляд с Доминик на Джеймса, а затем и на Алису. Но теперь лица всех троих были серьезными. Джеймс вопросительно приподнял бровь.
Тедди неуверенно пожал плечами и снова заулыбался, но уже виновато.
—Да ладно вам, я хотел сделать сюрприз.
Доминик поджала губы. Желание всё высказать Тедди боролось с желанием ударить себя по голове. И, приняв единственное, как ей казалось, правильное решение, Доминик грубо произнесла:
—В таком случае иди, делай свои дела. А мы постараемся забыть об этой новости, чтобы обрадоваться, когда заметим тебя за преподавательским столом!
Тедди внимательно посмотрел на Доминик и грустно улыбнулся. Пожав плечами, он махнул на прощание рукой, и вышел из комнаты.
—До встречи, профессор Люпин! — закричала вслед Тедди Алиса.
Джеймс засмеялся и перевел взгляд на Доминик.
—Ну и, что это было? — весело спросил он, глядя в темные глаза сестры.
Но Доминик не ответила, а лишь снова положила голову на плечо Джеймса и закрыла глаза. Ей казалось, что она совершила непоправимую ошибку. Злость на Тедди исчезла, а взамен ей пришло более родное и теплое чувство любви, которое она испытывала к парню уже много лет.


Категории: F, Next
комментировать 47 комментариев | Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 16 октября 2016 г.
порочный Дамблдор стив рыцарь 22:11:37
пейринг: неизвестная ученица/Дамблдор

Подробнее…
Я НЕ ЗНАЮ, КАК ТАК ВЫШЛО

Наверное, всё началось в тот день, когда Макгонагалл убежала из школы, чтобы «тайно» обручиться. У нас, шестого курса, тогда должно было состояться очень важно занятие по Трансфигурации, и отменить его было просто невозможно. Но и вести его было некому. Я, конечно, сразу подумала, что надо бы убежать покурить в туалете, но уже в последний момент, когда я к нему подходила, мимо пробежала моя ненормальная староста с криками, мол, урок будет заменять САМ ДАМБЛДОР. Необходимо присутствовать, ОН ОТМЕЧАЕТ.
Ну, и я пошла. Меня отметили. Профессор тогда еще на секунду остановил перекличку на моей фамилии и как-то странно зыркнул в мою сторону. Сказал, что у меня красивое имя и глаза. Я подумала, что он смеется, потому что мои глаза вовсе не были красивыми. Но, почему-то, этот комплимент что-то подвинул в моей душе, и это что-то упало куда-то вниз в моем теле